?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Краткий обзор Ольгинского стана за 1909 год.
Блель
t_rm
Краткий обзор Ольгинского стана за 1909 год.

Краткий обзор Ольгинского стана за 1909 год.


Хотя благодаря тому, что переселенческая организация в отчетном году только закончила свои работы во вверенном мне районе по нарезке участков и зачислении их за переселенцами, народонаселение стана не особенно увеличилось, а именно: с 5532 чел. до 7561, включая сюда и переменный контингент рудничных рабочих и инородцев. Тем не менее, некоторые отдельные местности развивались почти со сказочной быстротой, каковы, например, пост Св.Ольги и весь Тетюхинский участок, т.е. расположенный вдоль реки Тетюхе от её устья до участка Горелая Падь, находящегося верст на 45-50 выше устья.

Что касается естественных богатств стана, то в этом году они дали следующие результаты: охота, благодаря более бдительному надзору приезжих охотников было очень мало, а потому почти вся добыча осталась в руках местного населения. Правда, в районах бухты Джигит и бассейна Тетюхе зверя избивали беспощадно, дабы поставлять на рудники, на которых мясо, благодаря неимоверно высокой таксе, потреблялось в большинстве случаев дикое, а также и для Владивостока, хотя в последнее время получился избыток предложения, и цены упали, так, что мясо, даже кабанье, можно было иметь от 2 руб. 25 коп. до 3 руб.; пушнина, которой вывезено было из стана около 25000 белок, 500 соболей и нескольких сот хорьков, была в цене и сотня белок котировалась от 25 до 45 руб., соболя - от 30 до 40 руб., хорьки - от 85 коп. до 1 руб,, дала довольно большой доход, к сожалению, около 70 % его осталось в руках инородцев охотников, которые в глубине тайги обирали принадлежащие нам богатства и только смеялись над попытками выдворения их, которые, правда, приносили им иногда большие убытки, но ведь лес под рукой и они быстро поправлялись вновь. Охота на тигров дала очень хорошие результаты, ибо они ценились в среднем 150 руб. за штуку, а убито их было более десятка и в настоящее время их бьют еще и притом чуть не у самых жилищ; больше всего убили их крестьяне с. Пермского. Панты (молодые рога изюбря и пятнистого оленя), благодаря стачке китайцев во Владивостоке, принесли выгоду только охотникам, скупщики же еле-еле выбрали свои деньги. Всего пантов было вывезено на 6000 руб. В общем, если не будут изданы особые охранительные законы об охоте, и если не будет установлено один или два заповедника (об этом уже третий год тщетно хлопочут крестьяне-старожилы с. Пермского, которые живут с 1862 г.), и если не будет увеличена и расселена по местам лесная стража, которая теперь сконцентрирована в 2-3 местах, причем, районы их относятся в большинство случаев как 1 к 10, т.е. в местах концентрации районы крайне малые, а в других - огромные, то скоро легкая и добычливая охота на зверя отойдет а область предания, а оставшийся зверь уйдет в такую тайгу, где его не настигнет ни пуля, ни западня. (←стр. 151)

План поста св. Ольги 1900 год.



Рыбная ловля к этом году не дала сколько-нибудь утешительных результатов: сельдь, благодаря штормам и наводнениям, не могла зайти в бухты, но зато ее встречали в огромных массах там, где ее никогда почти не было, зимой же она вдруг снова появилась у бухты Пластун, где ее и ловили тысячами при ценах во Владивостоке от 30-40 руб. сотня. Самая же главная для края рыба - кета - обманула в этом году ожидания почти всех рыбопромышленников, хотя почти вся рыба была запродана заранее и почти вся икра была закуплена известным промышленником Рославлевым для России. Между прочим, этот Рославлев в компании с И.Н. Поповым в противовес местному рыбопромышленнику Пятышину (имеет?) хорошую рыбалку в бухте Св. Ольги. Причину незначительного хода кеты объясняют тем, что горбуша появилась в этом году в неисчислимом количестве, забила собой все реки (она встречалась почти в самих верховьях рек даже при глубине около 1/4 аршина), а в некоторых местах, где не могла двигаться и лежала слоями, все это количество уснувшей и разложившейся рыбы не могло не отозваться на других рыбах, многие (линь) слепли, другие покрывались язвами, а вода, насыщенная гнилью, гнала далеко прочь здоровую свежую рыбу. До чего был большой ход горбуши, можно заключить уже из того, что не особенно большим неводом вытаскивали по 10000, причем, чуть не столько же выбрасывали, дабы иметь возможность вытащить невод (р. Аввакумовка); подъезжая к реке, приходилось чуть не задыхаться от вони. И только когда пошли дожди, и когда все это было снесено в море (реки здесь все горные, потому течение очень быстрое), тогда только получился сносный улов кеты, причем ввиду того, что рыба была запродана раньше, местные жители остались без рыбы. Зимний лов дал результаты средние, хотя это зависит от того, что свежая рыба на месте продается 80 коп. пуд. На севере, в устье реки Наймы штурман Маренич начал новое в этом крае дело - ловля крабов и сушка их. Причем цена во Владивостоке от 28-35 руб. за 100 фунтов. Дело идет очень успешно и можно ожидать, что скоро разовьется в обширное предприятие.

Громадный убыток причиняют рыбной ловле хищники японцы, но к сожалению у нас нет средств бороться с этим злом, ибо наши крейсера Главного управления земледелия и землеустройства, равно как и «Сторож», развивают скорость, не могущую соперничать с японскими шхунами, которые при среднем ветре уходят от них легко, а те, которые забирались, оказывались «на законном основании», и даже после конфискации возвращались, таким образом конфискация могла иметь место только при захвате японской шхуны врасплох, что даст нам шансы в количества 5 %, если не менее, затем конфискованные суда оставляются на произвол судьбы («Лидия» в Тихой Пристани) и ее носит по всей бухте с мели на мель и с берега на берег, хотя чиновник этого ведомства и объездчики в Ольге и существуют, но это их «не касается», так как это (←стр. 152) находится в ведении «заведующего рыбными промыслами», а потому возможно, что вместе со льдом уйдет и шхуна «Лидия», называвшаяся ранее ««Хококу-Мару».

Лесопромышленность края растет с каждым годом, и в нынешнем отчетном году достигла цифры 1964 штук бревен и 273153 стоек, большинство идет за границу, кроме того, масса леса потребляется и истребляется рудниками Тетюхе, идут главным образом большие стволы и стойки рудничные.

Богатства недр все более и более появляются наружу и разрабатываются очень усиленно, на Тетюхе вновь открыто несколько богатых месторождений цинка, по долинам рек - золота, на севере найдены в большом количестве аметисты, почти на самом берегу залива Св. Ольги найдено марганцевое железо и уже начаты разведки, стали добывать железо и в почти заброшенных рудниках вокруг поста Св. Ольги, хотя это одни из самых богатых по содержанию. Больше всего в стане угля, но, к сожалению, это бурый уголь, есть и прекрасного качества, вообще богатств много, но знают их только инородцы тазы и орочоны, которые не показывают их, боясь китайцев, но как только китайцы будут выселены и сделаются безвредными для аборигенов, последние с удовольствием продадут все прииски. В местах двух-трех работают хищники, об этом знают, мо никакими деньгами нельзя заставить указать место, каждый говорит: «Ваша ходи меня убей, китайца уходи - моя покажи».

Морская капуста и женьшень дали хорошие результаты, но беда в том, что после больших убытков, понесенных китайцами, когда им запретили ловить, китайцы начинают ловить не в таком количестве, и все как будто бы не верят, что вновь можно ловить на старых основаниях.

Пути сообщения в стане остались такими же, как и были, т.е. скорее путями замедления, если можно так выразиться Причины этого я приводил в прежних отчетах за 1907 и 1908 гг., правда, в отчетном году было отпущено 2500 руб. на исправление тракта, но, как я писал уже эта мера паллиативная, правда, она дала возможность обойти две-три топи, отойти от берега там, где реки подмывали его, но при самом скромном, хозяйственном ведении дела этого хватило на то, чтобы исправить 2 перегона, т.е. около 55 верст. Положим, эти перегоны были самые худшие, но все таки можно считать эти деньги истрачены не с той пользой, какая могла бы получиться, если бы был проведен новый тракт, ибо теперешний, как я раньше писал, проведен по линии наибольшего падения воды, следовательно, несколько сильных дождей и провозоспособность тракта сойдет до минимума.

Вообще же отсутствие дорог в крае страшно отразилось на переселении. На самом деле нарезают участки, отводят земли, а попасть на них можно только по воздуху или на пароходе, причем, последнее только тогда когда эти участки лежат на самом берегу и если погода (←стр. 153) благоприятствует этому, ибо бухт, где можно пристать всегда четыре: Преображение, Ольга, Владимир, Джигит, Ко всем же остальным - только в хорошую погоду, а к северу от поста Св. Ольги нарезано свыше 60 участков, причем жители естественно селятся по рекам, примером может служить Тетюхе, где выстроены рудниками пристани и где каждый шторм разбиваются или уносятся в море баржи, а иногда и куски пристани, но ведь там миллионное общество, а не переселенцы. Не мудрено, что переселенцы посмотрят на участок, а потом на зверовые тропы, ведущие к ним, а... начинают бить ходока, а затем возвращаются, а, между тем, есть участки, которые могли бы служить житницей для всего края: по рр. Тадуши, Охабе. Мутухе, Коембе, Санхобе, и др. и ни один из вышепоименованных участков не имеет даже залива возле устья, где бы мог пароход стать, хотя недалеко от берега, а сушей жители могут сообщаться только пешком или верхом на вьюках. Примером неудобства может служить участок Крайний на Аввакумовке, где жители чуть не все ушли после того, как потеряли в реке и коров, и лошадей, и провиант, и даже людей, а реку надо пересажать около 12 раз, правда, теперь, в сухое врема, когда можно проехать на телегах, но надо спросить ушедших и оставшихся, что это им и казне стоило. Казне, потому что почти все молдаване получили полную ссуду, потом добавочную, потом зерновую и затем на обратный путь.

Правда, теперь думают строить дорогу из Туманово (бухта Св. Владимира) в Тадуши, но от Ольги до Владимира можно проехать в телегах только зимой, а между тем, в виду того, что большинство селений уже проторили путь, переселенческой организации стоило бы небольших денег исправить и укрепить их дорогу и проложить новую на какие-нибудь 10-12 верст, и тогда все окрестные селения были бы соединены с постом Св. Ольги, друг с другом и с бухтой Св. Владимира, а следовательно и с близ лежащим селениями. Вообще, вопрос о путях сообщения есть жизненный вопрос всего района и главный тормоз для заселения края.

Другой фактор, препятствующий заселению края, это переселенцы северных участков Тадуши, Владимиро-Мономахово, Ахобе и Санхобе -селений, к сожалению, расположенных на самых плодородных местах. Это самый сброд, самые отбросы и неудивительно, что они живут за счет китайцев и грабят, говоря, что им есть нечего, а работать не хотят, правда, теперь все более и более в среду их вливается элемент рабочий и семейный, но последние все еще чувствуют себе в зависимости от сброда, говоря, «они холостые, им терять нечего, а у нас жены, дети, ну поневоле соглашаешься подписать тот или другой приговор». Но они действуют так смело только потому, что уверены в том, что их «не достать». Пристав приедет - они уйдут в сопки «на охоту» - не век же он будет сидеть, а староста никогда не отважится арестовать такого типа и представить его в канцелярию. Пример, Копиевский в Богополе, изнасиловавший (←стр. 154) несовершеннолетнюю сестру своей жены, его уже два года скрывают односельчане, кому охота быть убиту.

В крае немного улучшилось, судья приезжал два раза и - только; оба раза приезжал на короткое время, а 258 ст. по-прежнему лежит во всем своем объеме на шее пристава, отвлекая его от его прямых обязанностей, причем некоторые месяцы приходилось быть в канцелярии не более 10-15 дней. Легче вызвать судью или доктора из Владивостока, чем из Владимиро-Александровска, почему местопребыванием и судьи и врача обязательно должно бить в посту Св. Ольги. Выбор центром административного управления Владимиро-Александровска можно объяснить только каким-то недоразумением или же особыми, сохраняемыми втайне, мотивами, но об этом будет сказано ниже.

Хлебопашество в крае в этом году дало хорошие результаты, чего нельзя сказать об огородах, которые во многих местах были съедены особым червем, принесенным откуда-то в большом количестве. Сена было много и хорошее. Сказанное о хлебах относится только к старожилам, новоселы же в некоторых местах предпочитали обирать безответных китайцев, чем работать самим (Терней).

Рассмотрев развитие стана и промыслов вообще, перейдем теперь к отдельным, наиболее заслуживающим внимания.

Самым разительным примером роста населения служит пост Св. Ольги: в отчетном году комиссия по распланированию поста Св. Ольги для преобразования ее в город закончила свои работы, план составлен и представлен по назначению, нарезано свыше 2000 участков, но если удовлетворить все прошения, то и того не хватит. Дома, хотя и не особенно большие, растут как грибы, и с 138 минувшего года превысили до 200, с 12 торговых помещений дошло до 32, в числе которых пиво-медоваренный, искусственно-минеральных и фруктовых вод завод, аптека, 2 оптовых склада вина и спирта, 3 ренсковых, 2 кондитерских, хлебопекарня, слесарно-механическая, колбасная, 3 мясных и рыбных, железная, 3 мучных склада и проч. Такой громадный рост вызвав тем, что пост Св. Ольги является тем естественным центром, к которому тяготеет все население стана. От бухты Валентина и до Императорской Гавани до 100 селений, поэтому то, как я уже выше говорил, назначение с. Владимиро-Александровского административным центром Ольгинского уезда является совершенно необъяснимым, ибо все равно, через год или два жизнь возьмет свое и уезд будет разбит вновь на 2 уезда, и вновь затраты для казны. Дабы не оказаться голословным, рассмотрим это подробнее.

Ольгинский уезд идет от Императорской Гавани на юг ... и вот почти на самой южной границе его назначается резиденция администрации уезда. Правда, там населенно гущее на 100 верст, в окрестности около 60 сел, но зато там близко Владивосток, там достаточно (←стр. 155) и одного пристава, ибо у него несколько волостей, значит, есть помощники в лице волостных старшин, а Маргаритовская волость тянется от Валентина лдо Императорской Гавани. И приставы живут - один в Ольге, а другой - чуть не рядом, в Тетюхе и район его до Императорской Гавани, т.е. опять-таки он живет на границе стане, а не в центре, между тем, на севере есть старые, большие поселения возле бухт Джигит и в Терней, где все-таки он был бы в центре.

Тетерь сравним удобство сообщения Ольгинского уезда с уездным управлением. Все население, как уже я выше говорил, сконцентрировано по побережью, которое обслуживается пароходством графа Кейзерлинга, субсидированным и пароходом «Чифу», причем в бухту Находка, в 18 верстах от которой расположено Владимиро-Александровское, не заходят, а в Ольгу все суда заходят, значит естественно житель побережья, являясь по делу в уездное полицейское управление, если бы оно находилось в посту Св. Ольги, приезжал бы в Тихую Пристань, окончил бы свои дела и на том же пароходе отправился бы во Владивосток или, подождав следующего, вернулся обратно. Это ему обошлось бы, считая даже от Императорской Гавани, если он едет во Владивосток, а если только до Ольги, да туда и обратно, не считая продовольствия. Теперь возьмем ту же поездку во Владимиро-Александровское, для этого существует 3 варианта:
1) Из Императорской Гавани в Ольгу, оттуда на лошадях до Владимиро-Александровска 270 верст и далее или во Владивосток, или обратно в Ольгу. В первом случае ему придется проехать еще 157 верст на почтовых, затем по железной дороге. Это ему обойдется в первом случае 9 руб. + 16 руб. 20 коп. + 9 руб. 42 коп. + стоимость железнодорожного билета и во втором случае 9 руб. + 32 руб. 40 коп., не считая времени, которого потребуется не менее двух недель, да считая парохода.
2) Из Императорской Гавани до Владивостока, оттуда пароходом (специальным) в Находку, затем Владимиро-Александровское, назад он не поспеет, значит должен прибегнуть к одному из случаев 1-го варианта, что также потребует порядочной суммы денег и времени.
3) Из Императорской Гавани до Владивостока, затем железной дорогой, потом почтовыми 157 верст, и обратно - одна из случаев 1-го варианта. Это опять-таки много потерянного времени и затраты, непосильные для крестьянина. Кроме того, практика показывает, что легче выписать врача иди следователя из Никольска или Владивостока, чем из Владимиро-Александровска. Далее само вышеназванное селение больше увеличиваться уже не может, а в посту Св. Ольги нарезано свыше 2000 участков и он уже накануне переименования в город. Все остальные учреждения, как-то переселенческая организация, акцизное ведомство и таможня находятся в посту Св. Ольги. Далее пост Св. Ольги весьма легко может быта соединен дорогой с Иманским районом (ст. Шмаковка), так как там существует старинная дорога, по ней ходили уже офицеры и (←стр. 156) теперь пойдут Ольгинские старожилы в экспедицию, причем будет сделан пикетаж.

Почти оставленные железные рудники Шевелева, Бринера и Кларксона, находящиеся вокруг поста Св. Ольги и расстоянии 10-12 верст и содержащие прекрасное железо, в отчетном году вновь начали разрабатываться. На самом берегу залива Св. Ольги, на Мраморном мысу штейгером Медведевским найдемо марганцевое железо, и рудники, проданные Кларксону, в 1910 г. начнут разведку. В самой бухте две больших рыбалки, которые имеют отделения во Владимире. Кроме знаменитой Макрушинской пещеры, найдена вновь огромная пещера у д. Серафимовки в 12 верстах от Ольги. Вообще пост Св. Ольги, окруженный деревнями, является центром сбыта их продуктов и, если будут ярмарки, то это еще более увеличит тяготение всех сел к посту Св. Ольги.

Интересные денные больницы за 1909 г.: стационарных - 393 человека и постоянных 9272 человека.

Самой яркой иллюстрацией роста могут служить данные отчета Ольгинского почтово-телеграфного отделения:

1907 г.

1908 л.

1909 г.

Простой
корреспонденции

6624

29234

прост и заказн.

61489

Газет

11214

23510

Газет русск. и иностр.

72948

Переводов

58539 руб.

151575 руб.

получ.

248808 руб.

Отправ.

124654 руб.

Ценных пакетов

Получ.

40527 руб.

отправ.

163864 руб

Общий оборот 577853 руб.

Из этого видно, что движение корреспонденции и оборот суммы за год увеличивается почти вдвое, а с 1907 г. чуть не в 10 раз, между тем, отделение находится в том же крохотном помещении и обслуживается теми же двумя чиновниками, что и в 1907 г., несмотря на то, что приходит 3 почты в неделю и столько же уходит, не считая прибывающей на пароходе.

Следующим по быстроте роста следует участок Тетюхе, состоящий из поселка Рудничного на пристани, двух селений Владимиро-Мономахово и Бринеровки и двух рудников Нижнего и Верхнего, принадлежащих Акционерному горнопромышленному обществу тетюхе. Относительно поселка на берегу .можно только сказать, что он существует только до тех пор, пока существуют рудники, ибо он состоит из станции, складов и (←стр. 157) жилищ служащих, там же находится и лесопилка, которая тоже связана с рудниками, а потому об этом поселке говорить нечего.

Селение Владимиро-Мономахово, бывшее Отрадное, бывшее Тетюхе. Это одно из тех селений, о которых я писал уже выше. Селение это расположено вдоль реки Тетюхе, по обе стороны дороги, ведущей на рудник и в довольно плодородной местности, но, несмотря на все это, несмотря на возможность хорошо зарабатыватъ на рудниках, кроме того, при постройке железной дороги, перевозке и проч., несмотря, повторяю, на это, селение крайне бедно, причиной этому должно считать то, что ядро этого населения было составлено из запасных матросов, солдат и других бобылей, с большой прибавкой всякого сброда, поэтому неудивительно, что у них в год менялось по 10 старост, и что они грабят китайцев и принуждают семейных подписывать то, что тем нежелательно. Близость рудников дала им возможность торговать водкой и сулей, которую они отбирали у китайцев. Теперь, с увеличением числа семейных и с арестом некоторых из них, село как будто стало покойнее. Но все-таки на все селение есть только человек 5-6, которые все время работали и на которых можно положиться. О нравственном их облике может хорошо свидетельствовать то, что они не дали лошадей для проезда далее своему непосредственному начальнику - переселенческому чиновнику, от которого они получают ссуды. Впрочем, когда уйдут все китайцы, то уйдет весь подозрительный элемент, и село может быть окрепнет.

Следующее вверх по течению будет селение Бринеровна, бывшее Горбуша, хотя оно и состоят пока из нескольких дворов, но имеет все данные та то, что станет хорошим и богатым селением; причиной этому то, что на этот участок приписывали только по соглашению с владельцем рудника, а потому и населено оно людьми, имеющими хоть небольшие средства. Хорошими хозяевами и земледельцами, несмотря на то, что почта все жители служат или работают на руднике, они все без исключения обрабатывают землю. Причем уборку производили с помощью машин, вообще же, если туда не будут приписывать бобылей и безработных, то эта будет образцовое село.

Далее идет Нижний рудник, небольшой поселок всецело рудничных служащих и служб.

Оставляя вправо Верхний рудник, о котором мы будем говорить в последствии, скажем теперь несколько слов о поселке «Горелая Падь». Самый крайний поселок на участке Тетюхе. Поселок этот замечателен кровавой драмой, разыгравшейся в отчетном году, когда было убито 5 человек и ранено двое, причина убийства - желание узнать, где китайцы-хищники получают золото, так как мимо этого участка проходит естественная тропа в горы и тайгу, и по ней постоянно ходили вьючные обозы с провиантом, добываемым посредством подрядчиков-китайцев на рудничном складе. Теперь туда вновь приписалось несколько человек (←стр. 158) самого подозрительного вида, очевидно, движимые тем же желанием, и дело опять закончится драмой.

Самым центральным, дающим, так сказать, жизнь всему району является Верхний рудник. К сожалению, в нем далеко не все обстоит так, как требуется законом, хотя об этом я неоднократно доносил рапортами и проч. Укажу сейчас на главнейшие недостатки:
1) На основании Устава Акционерного горнопромышленного общества рудников Тетюхе, опубликованного в Собрании узаконений и распоряжений правительства, сказано, что хотя лица, не имеющие права заниматься горным промыслом, не могут быть и доверенными, во в изъятие этого допущен германский подданный доктор Оскар Вейгель, а больше не может находиться ни один иностранец, ни в числе администрации, ни в числе рабочих. Тем не менее, вся главная администрация, а о каждом иностранце надо отдельно испрашивать разрешение генерал-губернатора, состоит исключительно из германских подданных, а следующая по рангу - из прибалтийских немцев, и доминирующий язык - немецкий, и мне стоило большого труда заставить хоть чеки писать по-русски, все же письма и бумаги ко мне писались на немецком языке. В виду такого положения вещей, положение русских рабочих и, если кто пожалуется, то в 24 часа - вон. Таких примеров было много. Писать горному начальству никто не имеет, так как такие письма на их почту не принимаются и возвращаются обратно с довольно прозрачным намеком на нежелательность подобного явления. Все мои писания по этому поводу были «гласом вопиющего в пустыне».
2) Это то, что они заняли много казенной земли за рудничной границей бесплатно и возвели на ней постройки (место от склада руды вниз).
3) От них постоянно уходит в Японию пароход без всякого контроля со стороны правительства на счет груза и пассажиров, что может дать возможность многим нелегальным скрыться.
4) Принимают с паспортами всех видов и просроченными, и подложными и т.п. Весьма возможно, что там служат нелегальные лица, один из таковых мной уже передан в Охранное отделение.
5) Стараются все время поставить рудники на военное положение, когда в том нет необходимости, что удостоверено мной после неоднократных внезапных ночных обысков, даже по указанию господина Вейгеля.
6) Страшно высока такса на продукты, причем, например, мясо - за то только, что проходило через их весы, взималось на 2 руб. дороже: покупали по 6, продавали по 8, а из Владивостока всегда могли достать но 5 руб., если же хотели купить у других - не разрешалось. Часто продают гнилое, были случаи отравления.
7) Полнейшее своеволие заведующего хозяйством господина Тидермана, жаловаться на которого нельзя, ибо в 24 часа - вон. (←стр. 159)
8) Держание на службе лиц, явно вредных для дела, только потомуу, что они плохо относятся к русским рабочим (пример, Грамматиз, о котором окружной инженер Богданов говорил, чтобы его рассчитать, так как он вреден для дела, его оставили на службе, и дело окончилось убийством его). Все эти и другие подобные им факты постоянно обостряют отношения между администрацией и рабочими, поэтому-то, все, даже писаря, вооружены револьверами, вообще, да словам одного видного деятеля, на рудниках Германии нужно: «Галмей. Галмей. Галмей!». Какое им дело до русских законов и русских людей, им нужно только «Галмей и Галмей».

В общем же нужно сказать, что подобное ведение дела вполне нерационально и для края особой пользы не принесет. Ибо почти все деньги уходят за границу. Кроме того, наем рабочих китайцев не от подрядчиков, а первых встречных дает возможность большому количеству хунхузов попасть на рудник, где они себя чувствуют, как рыба в воде, ибо знают, что ни один из рабочихк их не выдаст.

Если мы бросим взгляд на уголовную хронику Ольгиского стана, захватывая даже близ лежащие селения Сучанского и Удского станов, то увидим неоднократные случаи обманов, мошенничества и даже убийств, причем страдательным лицом в 28 случаях на сто будут китайцы, правда, иногда русские вначале симулируют нападение на них сперва китайцев, но в конце концов терпят все-таки китайцы, даже если взять случай в Горелой Пади, то и это вызвано желанием русских разбогатеть за счет китайцев. Это все происходит, как я уже упоминал, во-первых, оттого, что приписка на тот или другой участок производится крайне легко. Предъявляет какой-нибудь тип паспорт или временный вид и - готово, я не говорю о тех переселенцах, что идут из России, я беру только местный контингент, никаких справок в полиции, ничего не требуется, даже просроченные паспорта принимаются, а о том, чтобы сделать запрос, не подложный ли это вид, нет и речи, и результат налицо; происходит грабеж, убийство, иногда удается поймать виновного, смотришь, бобыль из запасных. Вида нет, если не считать солдатской книжки, а то не всегда, как я говорил, важно поймать: ибо староста и общество укроют. И если очистить от преступного и подозрительного элемента стан, то необходимо сделать раскассировку в участках по долине рек Цемухейки, Тадзуши, Тетюхе, Охабе. Мутухе, Санхобе к проч., т.е. почти во всех деревнях севернее поста Св. Ольги.

Из всего вышеизложенного вытекает, что для того, чтобы поднять рост я развитие обозреваемого района с экономической и других точек зрения, необходимо улучшить пути сообщения, обратил, главным образом (←стр. 160) внимание на старый торговый тракт из поста Св. Ольги по направлению к Шмаковке, который несомненно будет иметь огромное коммерческое и, главным образом, стратегическое значение для всего края. Упорядочить пользование лесными, горными и прочими богатствами края, обуздать хозяйничанье иностранцев, увеличить число исполнительных органов правительства, назначив их районы в пределах возможного, назначить центром этого края пост Св. Ольги, назначить специального мирового судью-следователя для данного района и влить освещающую струю населения, удалив зараженные части, причем приписку «местную», т.е. запасных и безработных, подвергнуть ограничению, приписывая только надежный элемент.

Пристав Савельев

Ф. 702. Оп. 1, Д.635. Л. 101-113 об.

Копия. Рукопись.

(←стр. 161)



ИСТОЧНИК: Из истории заселения и освоения Ольгинского района. Документы и материалы. Владивосток, Российский Государственный Исторический Архив Дальнего Востока, 2011 стр. 150-161