?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Из очерка «Посьет, Суйфун и Ольга»
Блель
t_rm

Часть 1 здесь
Часть 2 здесь
Часть 3 здесь
Часть 4 здесь
Часть 5 здесь
Адаптировал интересный текст. Очерк написан известным и модным в свое время писателем Всеволодом Крестовским, который побывал на Дальнем востоке в начале восьмидесятых годов 19 века. Опубликован в сборнике «Русский Вестник», №2 1882 г., №№1,2 1883 г.

Текст довольно длинный, я разобью его на несколько частей,  если кто не любит читать, лезть под кат не стоит.  Если только картинки посмотреть ))

...8 октября

В половине восьмого часа утра приближаемся ко входу в залив Св. Ольги. Влево от нас чернеет громадный массив продольно морщинистых и отвесно обрывистых скал, образующих так называемый мыс Маневского, а по соседству с ними, ближе ко входу на рейд, снежною белизною скала Мраморная  - опять таки источник верного богатства если бы приняться за ее разработку, так как мрамор этот, по словам людей испытавших его, едва ли уступает каррарскому. Но увы! - все это лепить втуне, да и Бог весть когда-то еще дождется разработки.



С правой стороны от входа в залив высится островок Чихачева, длиной и шириной около 250 сажен. Подводный каменистый риф, идущий на протяжении одной версты, соединяет его с материковым берегом у мыса Шкота. Этот безлесный островок с восточной и южной сторон отвесно скалист, а с западной полого спадает к водной поверхности (характерная особенность почти всех прибрежных островков этого моря) и заметно выделяясь на общем фоне береговой местности, служит мореходам в качестве опознавательного предмета для входа в залив Св. Ольги.   


Остров Чихачева. Вид со стороны залива.

Северо-западный ветер с берега приносить нам довольно ощутительный холод. Всю ночь термометр ровно показывал +5°, а стали подходить к берегу и ртуть сразу упала на 0°, при ясном, совершенно безоблачном небе.

Над берегом Ольги стелется густая лиловатая мгла. Сначала было думали, что это горят леса, но потом оказалось - туман. Влево от нас оставался западный берег рейда,  где скалы кончаются мысом Пещурова, а далее идет уже песчаная низменность, по которой разветвляются потоки большой реки Аввакума (по-манзовски Вайфудин), впадающей в этом месте в залив Св. Ольги. Там, у этих устьев, сквозь туман виднеются на низменной отлогости леса, да в вообще вся местность изобилует ими. Правый, сильно возвышенный и крутой берег, сплошь по своим склонам и вершинам покрыт дубовым лесом. Подлесок также дубняк. Здесь, на правом же берегу, в скалистом ущелье, по которому протекает ручей хорошей, пресной воды, приютилось манзовское селение Фудин (Крестовский путает. В указанном месте находилось сезонное китайское селение Шеминь. Фудином называлась русская деревня выше слияния речек Аввакумовка и Арзамасовка. прим Р.Т.), служащее одним из главных становищ и рынков для капустных промышленников. Против Фудина, в части вод, прилегающих ко входу в гавань Тихая Пристань, находится якорное место Ольгинского рейда, наилучшее относительно западных ветров дующих здесь особенно осенью, из долины речки Аввакума с необыкновенною силой и постоянством, но умеряемых встречей высоких гор восточного берега. Остальные места рейда не представляют удобств для якорной стоянки, потому что его скверный и западный берега песчаны, мелководны и заносятся с одной стороны Аввакумом, а с другой волнением от южных ветров, господствующих во время лета и для которых залив совершенно открыт. Но и якорное место против деревни Фудин доступно по своей вместительности лишь для небольшого числа судов, так что ни в каком случае не может служить ни большим коммерческим ни еще менее военным рейдом, тем более что восточный берег, будучи крутогористым, обрывистым и обладая каменистою почвой, не удобен для возведение на нем каких бы то ни было долговременных, солидных сооружений.

Залив Св. Ольги, начиная от скалисто-приглубых мысов Линдена и Пещурова, с одной и Сакена (ныне - гора Чихачев прим. Р.Т.) с другой стороны, направляется почти по меридиану, то  есть на север (румб NtO), имея в длину до двух, а в ширину до одной мили. Глубина его от 16 до 10 сажень, грунт - ил, приливы едва заметны и подчиняются едва заметным движениям ветра.

К северо-восточной части залива прилегает небольшая, окруженная высокогористыми берегами бухта, названная по своему вполне укрытому положению Тихою Пристанью, по местному Тунгдиза (если посчитать это название китайским, то можно разложить его как дун-дин-цзы (дун – восточный; дин – вершина; цзы – суффикс). Но обычно первичные китайские названия бухт имеют формант -вай (-вэй). Например, Хайшеньвэй (Золотой Рог), Хулуай (Владимира), Тавайза т.д., где -вай (-вэй) – это бухта, залив. Вторичные китайские названия бухт, как правило, даны по впадающим в них рекам. Причем даны русскими. Так, например, бух. Киевка до 1972 г. называлась Судзухе по р. Судзухе впадающей в нее. Хотя ее первичное китайское название – Тавайза. Так вот смущает меня то, что если название бухты Тунгдиза действительно китайское, то дано оно не по впадающей речке, а по какой-то близлежащей вершине. Прим. Н. Бабенков.) Соединяется она с заливом посредством узкого проливчика до 80 сажень шириной и в 340 сажень длиной, с очень извилистым и даже изменчивым фарватером, на котором встречаются отдельные банки с глубиной в 21 фут в малую летнюю воду. Оба берега проливчика очень круты и состоят из сплошного камня, местами прикрытого деревом и ползучими растениями. Фарватер подходит к южному берегу так близко что на взгляд расстояние от последнего до борта нашего судна было не более двух-трех сажен. В этом проливчике идет постоянное и весьма неправильное течение, то взад, то вперед, так что там просто водоворот, который легко можно наблюдать по бочонку с вехой, находящемуся в узкости над банкой; в течение каждых 15 минут веха раза три-четыре то окунется и потонет, то вынырнет и начнет вертеться. Это, разумеется, влияет на степень уверенности штурмана в успешном проходе судна, которое здесь плохо слушает руля и сильно взбудораживая оборотами винта все дно, невольно способствуете засорению пролива.

Самая гавань, известная под названием Тихой Пристани, имеет продолговатую, почти эллипсовидную форму по румбу NOtO, длиной в 750 сажен, шириной в 500 сажен, и занимает площадь в 3/4  квадратной версты, с ровною глубиной от 4 до 6,5 сажен, при илистом грунте. Берега ее приглубы за исключением верховья бухты, где впадающая в нее речка Ольга образуете песчаную береговую отмель, которая с каждым годом все увеличивается, через что постепенно мелеет и самая бухта

Природа этих мест очень красива, благодаря скалам и горам, которые достигают от полуторы до двух тысяч футов высоты и сплошь покрыты кудрявым дубняком и орешником.  Горы   эти   по   конфигурации своей  отчасти напоминают предгорья Великого Байкала в районе между Ловчей и Трояном: те же лесистые, конусообразные, большей вею частью отдельно стоящие вершины и тот же буро-лиловый общий колорит.

Ближайшая к Ольгинскому военному посту гора в 1.650 футов носит название Крестовой. Тому назад лет пятнадцать, а пожалуй и больше; подвизавшийся в этих местах монах-миссионер, отец Аввакум, собственноручно сделал деревянный крест в две сажени вышиной, и один, безо всяких приспособлений и посторонней помощи, на собственных плечах встащил  его на крутую, лесистую и местами скалистую гору, а там водрузил его на самой вершив. С тех пор и самая гора получила название Крестовой. Едва заметный если смотреть на него с воды или из долины, крест этот покрыт разными благочестивыми надписями, начертанными рукой подымавшихся к нему поклонников, и служит до сего дня памятником просветительного подвижничества покойного отца Аввакума. С прекрасною личностью этого миссионера уже давно знаком русский читатель, благодаря перу И. А. Гончарова. Отец Аввакум был иepoмонахом на фрегате Паллада в то время когда плавал на нем и И. А. Гончаров. Прибыл он в эти края вместе с графом Путятиным да с тех пор, то есть  с 1853 года, и остался в них для миссионерской деятельности. В память его река Вайфудин названа Аввакумом. (Этот абзац изобилует неточностями. Архимандрит Аввакум действительно был в Ольге, но не в 1853, а в 1857 году, когда залив был открыт русскими моряками. Здесь он пробыл всего полдня и ночь, после чего в составе миссии графа Путятина убыл в Китай для заключения Айгуньского договора 1858 года в качестве переводчика миссии и судового священника. Тогда же, в 1857 году река получила имя Архимандрита Аввакума. Вряд ли у первооткрывателей хватило бы времени на изготовление и установку креста. Крест, скорее всего, был возведен позже: либо в 1861 году, когда в Ольге побывал Архиепископ Иркутский (впоследствии – Митрополит Московский и Коломенский Иннокентий). Иннокентий благословил возведение храмов в Ольге и Владивостоке и поручил благочинному Сибирской флотилии иеромонаху Филарету присматривать за этими стройками и передал ему антиминс для освящения. Крест также был, возможно, возведен в 1867 году священником Захарием Тяпкиным, которого за пьянство «сослали» из Посьета в Ольгу в качестве миссионера и священника.  Прим. Р.Т.)

На взгляд Тихая Пристань более похожа на небольшое озеро, заключенное в тесные рамки облегающих его гор чем на бассейн соединенный с морем. Для художника, благодаря своим картинным пейзажам, Тихая Пристань, конечно, была бы хорошею находкой, но для флота... Справедливость и беспристрастие обязывают меня высказываться на этот последний счет с полною откровенностью не задавая ничьих самолюбий.

Политические обстоятельства и экономические виды настоятельно указывают нам на необходимость иметь хороший порт в водах, прилегающих к Тихому Океану, порт который мог бы служить опорным пунктом для действий на сем Океане, содержа в себе наготове ваши крейсеры в мирное время и давая им возможность исправляться во время войны, порт, который, кроме того, служил бы и промышленно - торговым центром для   ввоза и вывоза.

Такими портом является у нас Владивостоке, имеющий все естественные задатки на то чтобы быть и военно-морским, и торгово-экономическим центром. Но как для первой, так и для второй цели необходимы известные сооружения без которых не может идти и развиваться ни то, ни другое дело. Желание устроиться подешевле, поэкономнее вызвало в Петербурге идею о перенесении военного порта из дорого стоящего Владивостока в более дешевую (так до крайней мере предполагалось) Ольгу. Этот вопрос, не решенный и по сей день, а только примолкший временно, вызвал при своем появлении не только горячую полемику в печати, но и отправку особой комиссии на место для исследования сравнительных достоинств и недостатков Владивостока и Ольги. Комиссия, работавшая на месте с 12 по 25 июля 1879 года, в большинстве своем высказалась против Ольги  за Владивосток; основанием к такому ее мнению послужили всесторонние сравнительные данные относительно того и другого пункта. И а самом деле, прежде чем переносить порть на новое место, не следует ли принять в серьезное внимание следующие обстоятельства:

По наблюдениям капитан-лейтенанта Старицкого, северная широта Владивостока 43° 6' 51 ½", Ольги 43° 44' 26'' восточная долгота от Гринвича: Владивостока 131° 54'18", Ольги 135° 18' 49".

Между Владивостоком и гаванью Тихая Пристань морским путем считается 336 верст, берегом же вдоль взморья более 500 верст, и сообщение возможно только на вьюках с большими затруднениями и ночлегами в открытом поле.

Расстояние Владивостока от Николаевска берегом 1.881 верста; расстояние Ольги от Николаевска берегом же 1.761 верста. Расстояние от Хабаровки до Владивостока 978 ½  верст, до Ольги 858 ¾ версты, но при этом должно не упустить из виду что от Тихой Пристани до ближайшей почтовой и телеграфной станции, каковою является станция Буссе на реке Уссури, лесная тропа с затруднительным перевалом через хребет Сихотэ-Алинь идет на протяжении 396 верст, тогда как Владивосток уже соединен с Хабаровкой и Николаевском как почтовым трактом, так и телеграфною линией.

Что касается морских путей и выходов в океан, по Японскому морю и через Taтapcкий пролив, то тут вам представляются следующие расстояния:

1) До пролива Лаперуза от Владивостока 520 морских миль, или 910 верст, от Ольги 345 миль, или 604 версты.

2) До Сангарского пролива от Владивостока 405 миль (706 верст), от Ольги 280 миль (490 верст).

3) До пролива Симоносаки от Владивостока 565 миль (989 верст), от Ольги 640 миль (1.120 верст).

4) До Корейского пролива от Владивостока 520 миль (910 верст), от Ольги 620 миль (1.005 верст).

5) До Николаевска от Владивостока 1.505 верст, от Ольги 1.183 версты.

Теперь перейдем к данным метеорологическим и к физическим явлениям, находящимся в зависимости от оных:

Средняя годовая температура воздуха (по С°) для Владивостока будет +3,62°, для Тихой пристава  +3,07°.

Средняя высота барометра (в миллиметрах) для Владивостока 760,9, для Ольги 758,1.

Относительная влажность: 77,7% во Владивостоке и 80% в Ольге.

Среднее годовое количество осадков (в миллиметрах): 227 во Владивостоке и 878 в Ольге.

Средняя толщина льда: несколько более аршина в бухте Золотой Рог и 1/4 аршина в средней и западной частях пролива Босфор Восточный; для Ольги же - один аршин в гавани Тихая Пристань и ½ аршина в вершине залива Св. Ольги.

Соленость воды: 2/32  Золотом Роге, по соленометру, и 1/32 на поверхности гавани Тихая Пристань, а на глубине 2/32 по соленометру же.

Что касается крайних сроков замерзания рейдов, то по наблюдениям нескольких лет, Владивостокский рейд покрывается льдом  самое раннее 1 декабря и самое позднее 20 декабря; Тихая же Приставь - самое раннее 26 октября и самое позднее 7 ноября. Столь раннее замерзание этой последней обусловливается пресностью ее поверхностной воды, небольшою величиной водного бассейна и его малою глубиной.

Вскрытие же рейдов бывает во Владивостоке - самое раннее 23 марта и самое позднее 15 апреля; в Ольге -  самое раннее 2 апреля и самое позднее 22 апреля. Таким образом Владивостокский рейд остается подо льдом от 136 до 93 дней, Тихая Пристань от 204 до 146 дней, в зависимости от чего и средняя продолжительность навигации простирается в первом из сих пунктов до 250 и более дней, во втором же только 204 дня, причем возможные пределы навигации, т.е. наибольший и наименьший, будут: для Владивостока 273 и 229 дней, а для Ольги 220 и 186 дней.

Особых течений ни тот, ни другой рейд не имеют. Высота прилива  на  Владивостокском рейде доходит до 2 ½ футов, в Тихой же Пристани лишь до ¾ фута, причем действия лунных вод в первом правильны, во втором неправильны.

Относительно ветров, как в том, так и в другом пункте, должно заметить что зимой, задувая от NW, они порывисты и студены; летом от NО, О и SO сопровождаются дождем и туманами. Весной и осенью юго-западные ветры приносят ясные, теплые дни. Точно также всегда сопровождаются ясною, но холодною погодой осенние дни, когда подымается северный ветер. Вообще осенние и частью весенние месяцы должно признать здесь лучшим временем года; зимы бывают всегда сухие, лето сырое. Из многолетних наблюдений видно, что наибольший холод во Владивостоке был в зиму 1877 года, когда морозы доходили до 23,8° по С; наибольшее тепло—летом 1876 года - давало +34,1°. В Ольге же замечено что морозы доходят иногда до 25° по R, а летние жары более чем во Владивостоке, вследствие того что Тихая Пристань тесно окружена высокими горами. В первую половину лета преобладают  туманы,  причем    самый залив Св. Ольги заслоняется туманом сильнее чем Босфор Восточный. При юго-восточных ветрах, не только весь рейд, до устьев Аввакума, но и самая долина этой реки по всей своей длине остаются под туманом до семи дней без  перерыва. Часто бывает так, что стоя на корме, не видишь носовой части судна. Во Владивостоке туман всегда имеет сероватый оттенок и менее густ; в Ольге же,  равно  и в заливе Де-Кастри, он  совершенно   бел, как облако и   плотен, надвигаясь на вас сплошною тучей. Благодаря  подобному туману, в 1859 году, клипер  Опричник,   на котором тогда плавал капитан-лейтенант Федоровский, не мог  войти в  Ольгинский рейд более двух  недель, за невозможностью разглядеть вход, да так и ушел, не дождавшись этой возможности. Туманы делают негодной для заселения и всю долину реки Аввакума. В августе начинаются продолжительные ливни, вследствие коих Аввакум выходит из берегов и затопляет все низменности обстоятельство сильно вредящее хлебопашеству и огородам. Метели вообще редки, и если бывают, то больше в ноябре и феврале; ураганы и сильные бури проходят раза три в лето, зима же более изобилует снегом, чем  во  Владивостоке. Что касается специально рейдовых особенностей, то надо заметить, во-первых, что длина закрытой части рейда в пределах 24-футовой глубины во Владивостоке   равняется 2.850 саженям, а в Ольге с Тихою Пристанью только 1.000 саженям; средняя ширина закрытой части рейда в первом 400, во втором 350 сажен; наибольшая глубина той же части рейда во Владивостоке 15, в Ольге 12 сажен. Грунт закрытого рейда в первом - ил  хорошего качества, во второй жидкий ил, плохо держащий якоря; причем на первом рейде в закрытой части может поместиться до пятидесяти пяти судов, длиной каждое в 245 футов (35 сажен), на втором же не более двадцати, считая среднюю длину каждого в четыре раза против глубины. (Для Владивостока закрытою частью рейда принято пространство внутрь рейда от линии мыса Голдобина, а для Ольги северная часть залива с Тихою Пристанью по линии от мыса Сакена до камней Два Брата). Отношение вместимости закрытых частей  того и другого рейда, будет как 3 к 1, или на 4 квадратных версты первого 1 ¼ такой же версты второго. Кроме того, Владивостокский рейд представляет на своем прибрежии более 6.000 сажен пространства удобного для коммерческих целей, тогда как Ольгинский дает его только до 2.000 сажен. Мест удобных для устройства Мортонова эллинга и установки плавучих  доков для больших  судов во Владивостоке несколько, в Ольге ни одного (считается необходимым ставить их на глубине не менее семи сажен).

Продолжение здесь