?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
В продолжение темы "Камень раздора"
Блель
t_rm

Первая часть здесь

Где встретились В.К.Арсеньев и Дерсу Узала?

По этому вопросу до сих пор нет однозначного ответа. По книге В.К. Арсеньева «Дерсу Узала» - это произошло «… в одном пешем переходе от слияния Правой и Левой Лефу (Илистая) по направлению к скальникам  в сторону верховьев реки».  В современном Михайловском районе. Несколько лет назад на предполагаемом месте встречи Дерсу и Арсеньева даже установили памятный камень. Но книга это художественное произведение и в ней образ Дерсу Узала собирательный. В этом образе Владимир Клавдиевич собрал характеры и события всех своих проводников.  А читая  дневники и записки Арсеньева, становится совершенно ясно, что произошло это в 1906 г.  3 августа (по старому стилю) в окрестностях современного п. Кавалерово.  Но вот конкретно где? И здесь имеются три мнения. В двух местах даже установлены памятные доски - на краю с. Горнореченск (памятный камень установлен в 2012 г.) и у скалы Дерсу (памятная доска установлена в 2006 г).  Ещё одни считают, что фанза Лудёва  (а именно на её территории встретились Арсеньев и Дерсу)  находилась в районе нынешнего хлебозавода в п. Кавалерово.  Возле источника с питьевой водой Санькиного ключа. Попробуем разобраться в этом вопросе. 

pic_7

Читаем  запись из дневника Арсеньева В.К. от 3 августа 1906 года:

«С восходом солнца были уже все па ногах. Отсюда мы пошли вверх по реке Тадуши... Так как мы будем опять проходить этой дорогой, то я шел теперь без работ, тем более что и инструменты все мои были на Ли Фудзине. Надо было торопиться как можно скорее дойти туда и забрать все вещи. В этот день мы дошли до фанзы Лудёва, где и расположились на ночь».

  Ранее В.К. Арсеньев указывал, что фанза Лудёва расположена в верховьях реки Тадуши (Зеркальной). Конечно, остаётся открытым вопрос, насколько близки эти верховья к самому перевалу через Сихотэ-Алинь (ещё не названному именем М.И. Венюкова), но об этом можно судить по косвенным признакам. Из дальнейшей записи от 3 августа следует, что два члена арсеньевского отряда отправились на охоту и встретили гольда, который пришёл из-за перевала с Ли-Фудзина (Павловки). Поскольку далеко от бивака они отойти не могли (вернулись охотники, по записи В.К. Арсеньева, «вечером, когда мы сидели у костра»), гольда они встретили, как можно прикинуть, на расстоянии не более 5-6 километров; следовательно, и сам перевал был недалеко от фанзы Лудёва.

  Продолжим цитирование записи от 3 августа:

  «Уже поздно вечером, когда было уже часов около 9 вечера, пришел этот гольд. Здравствуйте, сказал кто-то сзади. Я обернулся. У нашего огня стоял пожилой человек невысокого роста, приземистый, с выпуклой грудью несколько кривоногий. Лицо его плоское было покрыто загаром, а складки у глаз, на лбу и щеках красноречиво говорит что ему лет около 50-ти. Небольшие, каштанового цвета редкие усы, редкая, в несколько волосков борода, выдающиеся скулы у глаз изобличали в нем гольда. Он опустил ружье прикладом на землю и начал закуривать. Одет он был в какую то жесткую брезентовую куртку, манзовские штаны и улы, в руках у него были сошки, непременная принадлежность охотника инородца. Глаза его маленькие с поволокой у крайних углов, казались зоркими и дышали умом сметливостью и гордостью. Мы спросили, кто он и он с оттенком гордости ответил, что он не китаец, а гольд. Он пробыл с нами весь вечер, рассказав много интересного из своей скитальческой охотничьей и бродяжной жизни. Ночь он провел с нами. Мы предложили ему поступить к нам па службу за жалованье, одежду и стол. Гольд подумал и решил дать ответ утром. Имя его Дерсу, а фамилия Узала. На мой вопрос как перевести на русский язык его фамилию и имя или что это значит на языке гольдов. На это он сам ответил, что это ничего не значит, а просто имя и фамилия».

  4 августа 1906 г. В.К. Арсеньев записывает:

«Утром гольд Дерсу Узала на вторично заданный вопрос, согласен ли поступить проводником, изъявил свое согласие и с этого момента он стал членом экспедиции». Из дневника видно, что первая встреча В.К. Арсеньева и Дерсу Узала состоялась в фанзе  Лудёва, на территории современного Кавалерово.

  В фанзе Лудёва отряд пробыл до 5 августа.

В этот день В.К. Арсеньев записывает: «Оставив здесь, в фанзе Лудёва, часть своего багажа, нам ненужного, мы двинулись дальше к хребту Сихотэ-Алинь. Здесь я опять избегаю делать описание пути, так как на обратной дороге, во время съемок и фотографирования, это будет гораздо точнее сделано и подробнее описано. Отряд расположился на отдых в тайге на том месте, где тропа отделяется на Ното  (ключик под Венюковским перевалом) ...  После обеда, немного отдохнув, мы собрались, перевалили Сихотэ-Алинь. Дерсу по обыкновению остановился около кумирни, встав на колени и вслух начал молиться...»

Итак, от фанзы Лудёва до перекрестка под перевалом отряд дошёл за полдня; следовательно, это расстояние составляло не более 12 километров. Вот на этом промежутке от перевала (следуя вниз по реке Тадуши-Зеркальной) следует искать место встречи Дерсу Узала и В.К. Арсеньева.

   Обратимся теперь к описанию обратного пути по этому же маршруту - подъём от реки Ли-Фудзин (Павловки) к перевалу и далее - спуск к Тадуши (Зеркальной).

   Вот запись от 16 августа 1906 года:

«До перевала оставалось 2-4 версты. Часов в восемь утра снялись... Дорога шла, очень медленно повышаясь к перевалу... Перейдя Ли-Фудзин последний раз, мы стали подыматься на перевал. Перевал не высок... По краям перевала тянутся к небу высокие сопки. Когда мы переходили вязкое болото на самом перевале, выглянуло солнышко и осветило весь видимый горный хребет. На самой вершине перевала - кумирня, в которой мой проводник помолился вслух своему богу... Высота перевала над уровнем моря 510 метров. Тотчас же за перевалом начался спуск довольно крутой, сильно поросший лесом. Тут есть дорога, идущая через перевал на p. Ното. У разделения троп мы остановились, дать короткий отдых людям и коням».

На этом же месте, как мы помним, отряд останавливался на пути с реки Тадуши на Ли-Фудзин. Пройденный путь до привала составляет 5,5-6 км без учета вертикальной составляющей.  Далее В.К. Арсеньев описывает путь так: «Когда мы вышли на поляну нас обогнал обоз впереди стали слышны выстрелы. Люди стреляли кету, которая шла вверх по реке (судя по времени года, это была сима). Тадушу здесь идет небольшим ручейком по очень узкой долине и затем вдруг сразу расширяется в большую падь, покрытую редким лесом, отдельными деревьями, немного болотистую (видимо район п. Рудный). Прошли брошенную зверовую фанзу. Последние шаги казались чрезвычайно продолжительными и утомительными. По эту сторону опять пошли лиственные деревья, открытые места, поляны... Часа в 4 дня мы дошли до фанзы Лудёва, где и получили желанный отдых». Судя по тексту,  от перекреста на Ното до фанзы Лудёва они шли около 3-3,5 часов. При этом Арсеньев вёл глазомерную съемку. То есть этот промежуток был не более 12 км.

  При описании долины Тадуши в колонизационном  плане  Арсеньев указывал, что фанза Лудёва стоит на конно-вьючной тропе соединяющей Уссури с побережьем Японского моря. Это важно учитывать  при  расчете скорости передвижения, которая равняется 3-4 км/час по горизонтальной нахоженной тропе человека с рюкзаком.

  На следующий день, остановившись на днёвку у фанзы Лудёва, исследователь отправляется к скале Ионтолаза, которая, судя по тексту, находится сравнительно недалеко, но не рядом.

  Дневниковая запись от 17 августа:

  «... я с утра с хорунжим Анофриевым и с Боторваном пошел на обследование сопки Ионтолаза. Скала эта массивного [микролитического] происхождения. Эруптивная. Разрушения - глыбные. Не имея возможности осмотреть пещеры, мы решили взобраться на её вершину и оттуда осмотреть окружающие окрестности. Подъем был труден, но мы были вознаграждены видом, расстилающимся у нас под ногами. Внизу извивалась река, деревья казались кучами кустов. Стволов не было видно. На Западе тянулась цепь гор Сихотэ-Алиня со своими восточными отрогами. Я срисовал вид его со всеми вершинами и седловинами... На самом верху утеса, среди глыб, на самом пике, мы нашли три маленьких кумирни, сложенных из камней... Я попробовал бросить [большой] камень вниз, он покатился с шумом, но шум его становился все слабее и где, когда он упал, я уже не слышал... Барометр-анероид показал 410 метров... Сделав несколько снимков, мы без труда спустились вниз по другому, более пологому пути, и через час были дома».

  Обратим внимание на эту деталь: спустившись со скалы, исследователи только через час пришли на место днёвки, в фанзу Лудёва, которая, судя по всему, находилась  выше по течению реки Тадуши-Зеркальной. Налегке за час по конно-вьючной тропе можно пройти около 3- 4 километров. После обеда Арсеньев пошел на  соседнюю гору.  «Очень труден был крутой подъем. Жара вызывала жажду, я много раз вспоминал воду. Наконец мы добрались до самой вершины. Отсюда я опять мог видеть весь противоположный участок Сихотэ-Алиня, отсюда я мог видеть низкую Тадушинскую седловину и перевал в долину реки Ли-Фудзин. Седловина была очень низкая и резко выделялась из общей массы сплошной линии гор».  Судя по описанию, это была гора Точильная 462,3. Только с неё, из близлежащих к Кавалерово гор, и со следующей  за ней высоты можно видеть перевал Венюкова.

  18 августа 1906 г.

   В.К. Арсеньев снова направляется на осмотр скалы Ионтолаза. В конце дня он записывает: «Так как прошлый раз нам не удалось осмотреть пещеру, то мы решили сделать это сегодня утром. Я... сфотографировал скалу Ионтолаза. Осмотр пещеры нас разочаровал. Это была дыра, не более. Около 3 сажень глубиной и 1 саж. высоты, но не глухая. В заднем конце её было отверстие с тарелку величиною, откуда капала вода и тянула струя холодного воздуха. Значит, она имела сообщение с наружным воздухом где-то с другой стороны скалы... На обратном пути мне удалось поймать змею... После обеда я решил подняться на соседнюю высокую гору, чтобы ещё раз осмотреть хребет Сихота-Алинь. Труден был подъем, но я был вполне вознагражден за это великолепным видом, открывающимся у меня перед глазами. Я был как бы в центре громадных гор, в середине горной страны. Отовсюду поднимались и высились мощные великаны пики и вершины гор. Прямо передо мною тянулась полоса гор Сихотэ Алиня. Особенно резко выделялась низкая седловина перевала, где дорога идет с Тадуши на р. Ли Фудзин. Справа цепь значительно круче и выше. Я сфотографировал горную цепь и срисовал её тщательно. Абсолютная высота горки, с которой я производил наблюдения, была 570 метров относительня – же только 250 метров …»

  Обратим внимание на расчёт времени для этого дня. Путь до скалы, её осмотр и возвращение к фанзе заняли время до обеда; из этих данных тоже можно предположить, что скала была не далее чем в 3-4 километрах от фанзы Лудёва. А поскольку в этот же день после обеда В.К. Арсеньев совершил ещё один подъём, видимо и гора  тоже находилась не более чем в 3-4 километрах.

19 августа 1906 г.

 В.К Арсеньев в третий раз посещает скалу Ионтолаза и к полдню (12-00 часов) возвращается в фанзу Лудёва, что бы проверить часы при помощи гномона. После этого он работает, заполняя графы статистического дневника. После обеда он отправляется на третью гору с видом в сторону р. Ното, по всей вероятности не ранее часа после полудня. Далее Арсеньев пишет:  «Подъем был труден, так как  склон горы был очень крут, длинен и покрыт высокой травой, в которой запутывались ноги совершенно. … Зато я был вполне вознагражден, взобравшись на голую вершину горы, не заросшей и совершенно голой. Передо мной был вид до перевала у Ното. … Спуск вниз был труден, но легче подъема. С большим удовольствием я утолил жажду холодной водой из ручья и часа в 2 дня был внизу».  Со слов бывшего геолога Евгения Кальницкого такая сопка в окрестностях Кавалерово одна, расположена она как раз напротив хлебозавода. На современной карте обозначена  как  г. Санькина 605,0, что вряд ли соответствует действительности.  По запискам видно, что подъем, наблюдения и спуск с высоты занял время 1-1,2 часа. Гора была не высокая, так как Арсеньев там поймал несколько  крупных бабочек, которые «… всегда держатся у не высоких горных вершин». Вероятно, Арсеньев поднимался на высоту 359,3 напротив аэропорта, так же с совершенно голой вершиной и с которой открывается вид на перевал в сторону р. Ното. До которой от места предполагаемого расположения фанзы Лудёва 1,3 км.

  25 Августа 1906 г.

«Не смотря на дождливую погоду, мы решили идти вниз по р. Тадуше. Скудно закусив утром китайским хлебом, чумизной кашей и чаем без сахара - мы тронулись в путь. Моросил дождь. Едва мы достигли скалы Ионтолаза - как погода стала меняться к лучшему. Ионтолаза осталась в стороне. Скоро выглянуло солнышко, а мы подошли в это время часам к 12-ти к реке Дин-За- Хэ (Кенцуха), которая именуется притоком р. Тадуши, но по наблюдениям это река шире значительно р.Тадуши и тянется к Северу верст на 40, тогда как р. Тадушу вдвое уже первой и тянется только лишь на 20 верст».

Здесь надо обратить внимание, что от фанзы Лудёва до р. Динзахе (Кенцуха) они шли несколько часов и скалу Дерсу - Ионтолаза прошли стороной, стало быть, по левой стороне реки Тадуши.

   Теперь воспользуемся описанием тех мест из книги В.К.Арсеньева «По Уссурийскому краю». Конечно, книга художественная и многие описываемые в ней события не соответствуют дневникам и запискам, но географические, геологические,  описания флоры и фауны даны очень точно.

   Вот как Арсеньев в книге описывает подъем по Тадуше от р.Динзахе к фанзе Лудёва:

   «Теперь с левой стороны у нас была река, а с правой - речные террасы в  38 метров высотой. Они особенно выдвигаются  в  долину  Тадушу  после  Динзахе. Террасы  эти  состоят  из   весьма   плотных   известняков   с   плитняковой отдельностью.   Последним притоком Тадушу будет Вангоу. По ней можно выйти  через  хребет Сихотэ-Алинь  на  реку  Ното.  Немного  не  доходя  до  ее  устья  в  долину выдвигаются две скалы. Одна с левой стороны, у подножия террасы, - низкая  и очень живописная, с углублением  вроде  ниши,  в  котором  китайцы  устроили кумирню, а другая - с правой, как раз против устья Вангоу, носящая  название Янтун-Лаза (Ионтолаза). Около нее есть маленький ключик Чингоуза. Скала Янтун-Лаза высотой 110 метров. В ней много  углублений,  в  которых  гнездятся дикие голуби. На  самой  вершине  из  плитняковых  камней  китайцы сложили подобие кумирни. Манзы питают особую любовь к  высоким  местам;  они думают, что, подымаясь на гору, становятся ближе к богу.

   Тропа привела нас к фанзе Лудевой, расположенной как раз  на  перекрестке

путей, идущих на Ното и на Ли-Фудзин. Раньше обитатели этой фанзы занимались ловлей оленей ямами, отчего фанза  и  получила  такое  название.  Тогда  она функционировала как постоялый двор. Здесь всегда  можно  встретить  прохожих китайцев, идущих от моря на Уссури или  обратно.  Хозяин  фанзы  снабжал  их продовольствием за плату и  таким  образом  зарабатывал  значительную  сумму денег. Фанза была расположена у подножия  большой  террасы,  которая  сильно выдвигается  в  долину  и  прижимает  Тадушу  к  горам  с  правой   стороны. Поверхность террасы заболочена  и  покрыта  группами  тощей  березы». Заметим, что терраса возле фанзы прижимает к горе р.Тадушу, а не Вангоу.

   А вот как Арсеньев описывает  р. Вангоу (Кавалеровка)  возле Фанзы Лудёва:

   «В нижнем течении Вангоу немного болотистая. Здесь есть кое-где  небольшие полянки с землей плодородной, заросшей орешником, леспедецей,  тростником  и полынью. Километрах в пяти от  устья,  слева,  в  Вангоу  впадает  маленький ключик,  называемый  китайцами   Та-лаза-гоу   -   Долина   большой   скалы. Действительно, такая скала здесь  есть.  Порода,  из  которой  она  состоит, разрушаясь под действием солнца, дождя и ветра, дает беловатую рыхлую массу, похожую на глину. По словам тазов, летом  во  время  пантовки  здесь  всегда держится много изюбров. Они с какой-то особенной жадностью грызут эту землю. При  ближайшем  обследовании  скалы  на  ней  действительно   были   найдены многочисленные следы, оставленные зубами оленей. С одной  стороны  ими  было съедено так много породы, что образовалась выемка около аршина глубиной.  Неподалеку от скалы  находилась  лудева,  то  есть  забор,  преграждавший животным доступ к водопою. Он был сделан частью из буреломного леса,  частью из живых деревьев.  При  помощи  кольев  валежник  закрепляется  так,  чтобы животные не могли разбросать его  ногами.  Кое-где  оставляются  проходы,  в которых копаются глубокие ямы, сверху искусно замаскированные травой и сухой листвой. Ночью олени идут к воде, натыкаются на забор и, пытаясь обойти его, попадают в ямы. …». Тут надо полагать, что фанза отстояла от лудёвы  находящейся у скалы с природными солонцами  в 3-4 км.  Иначе звери бы боялись близости жилья. И ещё одна важная примета - рядом с фанзой находится терраса поверхность которой заболочена с редкими березками.

   Исходя из всего вышесказанного, фанза Лудёва находилась рядом с аэропортом п. Кавалерово. Памятному камню о первой встрече Арсеньева и Дерсу место в скверике возле аэропорта. Каждому приезжающему камень напомнит об этой страничке в истории Кавалерово. Для большей убедительности возьмем любую картографическую программу и промерим расстояния до известных точек:

Пункты маршрута

Расстояние        км

Время в пути час

Средняя скорость км/час

Ли Фудзин - через перевал Венюкова – перекресток на Ноту

5,2-5,5

4

1,3-1,4

Перекресток на Ноту – фанза Лудёва

11

3-3,5

3,1-3,6

Фанза Лудёва – скала Ионтолаза

3

1

3

Фанза Лудёва – высота 359,3

1,3

Фанза Лудёва – высота 470 подъем 18,08,1906 г.

3,9

Фанза Лудёва – высота 462,3 г. Точильная

2,8

Фанза Лудёва – брод через Динзахе

6,7-7,1

2-2,5

3,4-2,7

   Как видим, средняя скорость на маршруте составляла 3-3,6 км/час без учета вертикальной составляющей. На подъемах-спусках скорость падала до 1,3-1,4 км/час. При такой скорости подъем и спуск на высоту 359,3 занял бы 1-1,2 часа; на высоту 470 – 2,5-2,8 часа; и на высоту 462,3 г. Точильная – 1,5-2 часа, с учетом того что часть пути была пройдена почти по горизонтальной поверхности. Из расчетов становится понятно, что на более дальние вершины,  физически невозможно пешему человеку совершить восхождение за вторую половину дня.

   Так же вводит в заблуждение запись от 18,08,1906 г: « … Абсолютная высота горки, с которой я производил наблюдения, была 570 метров относительная – же только 250 метров».  Посмотрев на карте ближайшие к п. Кавалерово высоты более 500 м, находим только  – г. Санькину  605,0 и г. Кавалерово 645,7  на которые, как мы выяснили,  невозможно совершить восхождения за вторую половину дня. Разберемся и с этим вопросом. Современные картографические данные не совсем совпадают с данными анероида Арсеньева. Возьмем известные из дневника цифры и сопоставим с данными современной карты:

Высоты, на которых производились измерения в окрестностях п. Кавалерово.

Показания анероида              м.

Современные данные         м.

Вершина скалы Дерсу (Ионтолаза)

410

310

Перевал Венюкова

510

410-420

Наблюдения с горы 18,08,1906 г.

570

Пойма Кавалеровки (Вангоу)*

320

220

* -  абсолютная высота поймы Вангоу  взята из расчета, что абсолютная высота горы у Арсеньева В.К. была 570 м за минусом относительной высоты 250 м.

   Как видим, показания анероида Арсеньева не сходятся с современными картографическими данными примерно на 100 м. Из этого можно предположить, что высота горы, которую посетил Арсеньев 18,06,1906 г. была около 470 м. Такая высота находится сразу за г. Точильной.

   Осталось только на местности проверить все приведенные доводы.

И.  Кялунзига.

Дальнегорск.

 20,09,2012 г.

С использованием материалов И.Н. Егорчева и Г. Ковалева.

И.  Кялунзига.
Дальнегорск.
  20,09,2012 г.
С использованием материалов И.Н. Егорчева и Г. Ковалева.

PS
Иван Иванович - коренной приморец. Коренной - в буквальном смысле слова. Он удегеец, родился в самой настоящей тайге, на Имане. Места эти знает наизусть, ибо исползал их в буквальном смысле слова вдоль и поперек.
Очень интересная, кстати, версия. Нужно будет попробовать поговорить с местными жителями. если там была такая обжитая фанза, наверняка были и артефакты того времени: слетевшие подковы, гильзы, битая посуда и т.п.

Аэропорт и высота 359,3

Кавалерово с космоса

Фанза Лудёва