t_rm (t_rm) wrote,
t_rm
t_rm

Categories:

Из воспоминаний контр-адмирала Ю.К. Старка

«Отчет о деятельности Сибирской флотилии 1921-22 г.»

2. Район побережья Татарского пролива и Японского моря к северу от маяка Поворотного

В части этого побережья, в районе Ольга-Тетюхе, прочно угнездились красные еще со времен правительства адмирала Колчака. Операция выполненная нами в ноябре 1921 г., закончившаяся ликвидацией флота красных, нанесла им сильный удар. Последовавший затем наш удачный поход на Хабаровск парализовал, на несколько месяцев, энергию красных по распространению своей власти за пределы района Ольга-Тетюхе. Поэтому, во время зимних рейсов Добровольного флота, охраняемого нашими караулами, единственными опасными для захода пунктами этого района считались Ольга и Тетюхе.

Старк

Контр-адмирал Старк

К северу, до Императорской гавани, и дальше, до бухты Датта, население района считалось пестрым по своему политическому образу мыслей. В то время как селения старых переселенцев, сплошь староверов,   были  антикоммунистического  настроения,  вкрапленные  между ними селения новоселов были поставщиками личного состава в партизанские шайки.



Однако, пользуясь бездеятельностью Правительства, красные, организовавшие в Ольге Областное Управление, и получившие поддержку от большевиков в виде небольших отрядов, проникших через почти непроходимые ущелья хребта Сихотэ-Алинь, и нескольких новых руководителей, постепенно начали распространяться к северy.

К весне, во всех мало-мальски значительных селениях побережья появилась милиция Д.В.Р., частью оставшаяся еще от времен до переворота 26 мая, а частью вновь организованная. Центр - в Ольге, средства сообщения - частично Добровольный флот, благодаря попустительству администрации частично - пароходство графа Кейзерлинга, не имевшее вовсе военной охраны, а, главным образом, японские пароходы и моторные кунгасы. Катер «Рында» - фирмы Бринер и Ко., захваченный красными, находился также в их распоряжении, причем плавал под японским флагом. В результате в один из весенних рейсов Добровольного флота, в Императорской гавани произошло столкновение между охраной парохода и красной милицией, открывшей огонь по шлюпкам с берега. Был убит один из помощников капитана парохода. Это побудило Добровольный флот просить о прекращении военной охраны пароходов. В ответ я потребовал прекращение рейсов пароходов вовсе, но не был поддержан в этом отношении Правительством, которое все еще считалось с самостоятельностью Добровольного флота, и не решалось оставить население без средств сообщения. Рейсы продолжались уже без охраны, что окончательно развязало руки красным в смысле использования па-роходов, как средств сообщения. Захват пароходов они уже не практиковали, так как при наличии нашей флотилии они считали это бессмысленным, и так как не хотели ссориться с Добровольным флотом. Такой порядок вполне устраивал Добровольный флот в смысл  соблюдения  его коммерческих  интересов.

Подобная обстановка на побережье создала крайне курьезное положение.

Владивостокское Правительство, так или иначе, содержавшее, в ущерб интересам активной борьбы, многочисленные областные учреждения, было безвластно в области, коей эти учреждения ведали. Владивостокские: Таможня, Лесное Ведомство, Управление Рыбных и Звериных промыслов и пр., имели на побережье чиновников, номинально признававших эти центральные учреждения, посылавших им донесения и отчеты и снабжавших их всем необходимым для отправления службы в законном порядке, как то, бланками, печатями, удостоверениями и проч., но не имели от этих чиновников ни копейки доходов. Ни копейки не имело и Правительство, содержавшее эти учреждения, вернее, допускавшее расход части поступлений этих учреждений по Владивостоку на содержание своих штатов.

Красные из Ольги, посредством милиции, терроризовавшей чиновников, собирали многие сотни тысяч законных правительственных налогов с населения и японцев через законных агентов Владивостокского Правительства.

Японцы-хищники, работавшие незаконно, без ведома Владивостока, считались только с местной властью и платили налоги только красным на месте. Японцы-концессионеры, старавшиеся поступать по закону, заключали контракты во Владивостоке и вынуждены были платить налоги Правительству и откупаться от красных на месте. В результате они задерживали очередные платежи, мотивируя эту задержку неспособностью Правительства охранять их интересы на местах.

Получаемые красными деньги шли на уплату жалования милиции, чиновникам, назначенным Владивостоком, на покупку продовольствия, через третьих лиц, на базаре во Владивостоке, и на доставку этих предметов на пароходах Добровольного флота. Излишки, а они были велики, шли на формирование новых отрядов «партизан», на создание отрядов корейцев, словом, на укрепление средств борьбы с белым Правительством.

Вся эта картина не была ясна мне тогда: она раскрылась передо мною только после экспедиции, выполненной флотилией позже. Но Правительству она должна была быть известной, а еще лучше она была известна Начальникам Управлений во Владивостоке. К сожалению, буквально все они были узкими специалистами своего дела, пережившими все правительства во Владивостоке, и вовсе не находили нужным считаться с интересами белого движения. Их учреждения, доходные по существу, давали средства, достаточные для уплаты жалования им, даже при использовании того клочка территории, на который распространялась действительно власть Правительства.

Не следует думать, что у Правительства, безусловно, не было воли и энергии прекратить все это безобразие. Условия, в которых протекала деятельность Правительства во Владивостоке в этот период, постоянная политическая борьба в среде не социалистов, опасение заговоров и переворотов, небезосновательные, как показало дальнейшее, парализовали, казалось, решительность Правительства и лишали его возможности проводить крутые меры, всегда влекущие за собой, прежде создания нового аппарата управления, временное разрушение старого, неизбежно колеблющее внутреннее положение власти.

Для меня ясным было одно - это отсутствие Власти на побережье, поэтому, одной из задач, разрешить которую предстояло флотилии с наступлением весны, я считал содействие правительственной экспедиции по занятно этого района и по искоренению красных в нем. Для этого я предполагал назначить четыре корабля  флотилии,  причем, для успеха дела, считал необходимым прочно занять Ольгу и Императорскую гавань и иметь в этих двух пунктах угольные склады.

3. Район залива Петра Великого

Этот район делился на две части: часть к западу от Владивостока до Корейской границы и к югу, от линии Уссурийской дороги, надежно охраняемой нами и японцами, была защищена этой линией охраны от просачивания партизан и почиталась почти благополучной.

Часть к западу от Владивостока — район побережья Уссурийского залива и дальше, подвергалась, наоборот, постоянным налетам мелких шаек партизан и просто разбойников, выходивших на побережье с целью грабежа. Постоянным местопребыванием этих шаек были – район, примыкавший к Сучанским копям и район с. Шкотова, в северном углу Уссурийского залива. Так как борьба с партизанщиной в этом районе, непосредственно примыкавшем к местам расквартирования наших войск, лежала, главным образом, на гарнизоне Владивостока, я полагал, что от флотилии потребуются только мелкие операции вспомогательного характера и борьба с шайками партизан, появлявшихся иногда на воде. Остающиеся, за выделением, 8 кораблей, мелкие суда - миноносцы и катера, и рота морских стрелков, были бы вполне достаточными силами для подобной работы.

Предусматривая возможность такого плана действия, я разделил флотилию на дивизионы, применительно к районам операции. В 1-ый район предназначался 1-ый Дивизион: «Батарея», «Магнит», «Охотск» и «Лейт. Дыдымов», во 2-й район 2-ой Дивизион: «Патрокл», «Диомид», «Улис» и «Илья Муромец». В район, ближайший к Владивостоку - дивизион посыльных судов: «Аякс», «Парис» (бывш. Патрокл), «Фарватер» и «Страж», миноносцы «Твердый» и «Инж. мех. Анастасов» и катера плавучих средств Порта.

Кроме этих задач на флотилии лежала охрана Владивостокского рейда, для которой предназначались не двигающиеся миноносцы «Бойкий» и «Бравый», в качестве внешней и внутренней брандвахты.

Вполне исправные ледоколы порта: «Байкал» и «Надежный», я сохранил в резерве в качестве транспортов, годных для перевозки войск, главным образом, лошадей.

Почти все корабли флотилии нуждались в ремонте. «Батарея» и «Улисс» находились в капитальном ремонте у Дальневосточного завода, прочие корабли выполняли частичный ремонт. В наибольшей степени готовности находились: «Диомид», «Илья Муромец», «Патрокл» и оба ледокола, затем «Магнит», «Страж» и «Лейт. Дыдымов». «Парис» нуждался в замене винта, сломанного зимою во льду.

Хуже всего обстояло дело с миноносцами, на сравнительно дорогой ремонт которых решительно не было средств. Что можно было, делалось своими средствами, но часть работ по котлам и машинам подлежала исполнению заводом. Поэтому готовность миноносцев задерживалась.

Дабы внести некоторую планомерность в работу по подготовке флотилии, я нуждался в гарантированном Правительством отпуске средств по какому-нибудь плану и в назначенные сроки. До тех пор все отпуски денег носили характер чисто случайный, в зависимости от исполнения тех или иных моих отдельных ходатайств. Правительству, подсчитав силы и средства, совместно с сухопутным и морским командованием, следовало бы выработать общий план весенней кампании, назначить сроки выполнения отдельных операций, ассигновать средства и распределить их между ведомствами.

Неоднократно мои доклады ген. Вержбицкому и Правительству были подкреплены моими письменными докладами. В этих докладах я приводил и подсчет необходимых минимальных расходов, для подготовки кораблей, и выполнения операций, связанных с осуществлением плана. Правительство соглашалось с моими доводами, но денег в том размере, как это было необходимо, флотилия не получала.

Достаточно указать, что по подсчету, сделанному Капитаном над Портом, и доложенному мною Правительству, флотилия получила за 1922 год, с Января по Апрель месяц, лишь 8,93 от испрошенных на содержание ее сумм.

Никаких директив для выполнения плана во всем объеме не получалось и никакой планомерности в дальнейшем отпуске средств добиться было нельзя.

Финансовое положение флотилии продолжало оставаться настолько острым, что каждая копейка была на счету. Чтобы несколько облегчить остроту положения, в середине Марта п/с «Диомид» был сдан в чартер на один месяц частному лицу. В этот же период мною был продан за 6000 иен катер «Амур», и были объявлены торги на продажу неспособного двигаться транспорта «Камчадал». Однако, продажа последнего задерживалась из за отсутствия серьезных покупателей.

Первые весенние операции

Деятельность партизанских шаек в непосредственной близости Владивостока требовала принятия нами контрмер. 25-го Марта ими была захвачена в Уссурийском заливе моторно-парусная шхуна «Михаил». Захватив шхуну, красные подошли ночью к острову Аскольд, сняли наш пост Службы Связи, увезли радиостанцию и затем высадились в бухте Абрек, предоставив шхуне возвращаться во Владивосток. Попутно выяснилось, что многие рыбалки на побережье Уссурийского залива платят дань красным за разрешение ловли. Получив донесение о случившемся, я выслал п/с. «Фарватер» и один катер, с десантной ротой, для поисков шайки партизан. 28-го марта экспедиция вышла по назначению. К сожалению, благодаря оплошности командного состава, рота, высадившись, и не обнаружив партизан, при обратной посадке попала под обстрел, причем у нас оказались потери: 3 убитых и 4 раненых.

Дальнейшие экспедиции в этот район пришлось прекратить из за полного отсутствия угля, о чем я донес Правительству и ходатайствовал об отпуске 1.000 тонн угля. Уголь был обещан, но не получен.

29-го Марта мною был получен оперативный приказ Командующего войсками за № 0525, коим определялся на ближайшее время план борьбы наших вооруженных сил с партизанами. Этот план, при той же поставленной цели - создать прочный тыл для будущих активных действий на севере - отличался от плана, предположенного Штабом Флотилии. Согласно приказу Командующего войсками, сильные гарнизоны сосредотачивались в городах и для экспедиции, на побережье, не оставалось почти ничего.

Единственной намечавшейся морской экспедицией было занятие гарнизоном Ольги. Эта экспедиция, важная по существу, теряла всякую ценность, будучи проектирована вне всякой связи с дальнейшей работой по очистке побережья от красных. Такой план имел только одно объяснение. Армия, усталая морально и физически, после неудачного Хабаровского похода, была охвачена пассивно-инертным настроением. Для далеких, хотя и не опасных экспедиций, охотников не было. Кроме того, уже, очевидно, зревший в это время план последовавшего в июне антиправительственная выступления, требовал присутствия определенных частей войск в главных центрах страны с целями, увы, не имевшими ничего общего с борьбой против большевиков.

Во исполнение оперативного приказа от 29 Марта, мною того же числа был сформирован отряд судов, в составе: к/л. «Надежный», лед. «Байкал» и п/с. «Фарватер». Начальнику отряда, кап. I р. Ильину, была поставлена задача подготовить отряд к посадке десанта 1-го Апреля и к немедленному, после этого, выходу в море. Деньги на уголь, материалы и провизию были отпущены. Предположенный десант состоял из Уфимского полка, 350 чел. (на самом деле отправилось около 200), Иманской сотни, 50 чел. и полуроты морских стрелков, 100 чел. Начальником экспедиции был назначен генерал-майор Ястребцов, подчиненный непосредственно Командующему Войсками.

Уход экспедиции задержался вследствие неготовности Уфимцев настроение которых, по докладу кап. 1 р. Ильина, оставляло желать многого. 7 Апреля отряд благополучно вышел по назначению. 8-го Апреля Ольга была занята без боя отрядом, высадившимся в бухте Св. Владимира. Столкновение имела только полурота Морских Стрелков, высаживавшаяся в самой бухте Св. Ольги и имевшей задачей отрезать отступление красных. В этой стычке, происшедшей при высадке десанта, одна из наших шлюпок была затоплена огнем красных, причем мы потеряли одного офицера и четырех стрелков убитыми, и ранеными - трех офицеров и двух стрелков.

Настроение населения в поселке и близь лежащем районе оказалось не в нашу пользу. Большая часть мужского населения убежала в сопки и вернулась только тогда, когда убедилась в исключительно гуманном отношении к нему со стороны Начальника отряда, генерала Ястребцова.

С первых дней по занятии Ольги, кап. 1 р. Ильин доносил мне, что отряд слишком малочислен, что численность частей армии, показываемая в официальных отчетах, далеко не соответствовала их действительному составу, что, поэтому, отряд едва мог держаться в Ольге, но не имел сил, чтобы распространить свое влияние к северу. Корабли также оказались в значительной степени привязанными к Ольге, т. к. ген. Ястребцов, опасаясь неустойки, не всегда находил возможным отпускать их от себя.

Я неоднократно докладывал Командующему Войсками о необходимости усиления отряда, но Армия не находила для этого войск. Однажды, в конце Апреля, генерал Молчанов назначил к отправке 200 чел. подкрепления, но эта отправка была отменена в последний момент по неизвестной мне причине. Предполагавшаяся к отправке в этот район милиция не могла быть сформирована из-за отсутствия средств. В таком положении дело оставалось до самой эвакуации нами Ольги в конце 1юня месяца.

Отсутствие запасов угля, воды и провизии в Ольге заставляли подвозить все из Владивостока, что требовало постоянного движения кораблей между Владивостоком и бухтой Св. Ольги, вызывало большие расходы и отрывало корабли флотилии от исполнения других задач. За Апрель месяц, кораблями флотилии были совершены следующие походы:

6-8 Апреля переход отряда кап. 1 р. Ильина из Владивостока в Ольгу. 8-9 Возвращение лед. «Надежный» из Ольги во Владивосток. 14 Апреля, выход к/л. «Патрокл» из Ольги в бухту Св. Eвcтaфия на разведку. 18 Апреля, поход лед. «Надежный» из Владивостока в Ольгу с продовольствием для отряда. 21 Апреля, возвращение лед. «Байкал» из Ольги во Владивосток. 21-22 Апреля, поход к/л. «Патрокл» из Ольги в крейсерство до бухты Опричник и обратно. 25 Апреля, выход миноносцев  «Твердый» и «Анастасов» на пробу машин до бухты Сидими. Проба обнаружила необходимость дальнейшего ремонта. 27-28-29 Апреля, поход лед. «Байкал» в Ольгу и обратно. 28 Апреля, поход к/л. «Илья Муромец» на разведку из бухты Св. Ольги в бухту Св. Владимира и обратно.

Кроме этого, было несколько выходов кораблей в ближайшие районы, о которых не сохранилось сведений.

27 Апреля пост Службы Связи на острове Аскольд был восстановлен, причем на острове был высажен постоянный гарнизон в 25 чел. от роты Морских Стрелков.

«Морские записки». - Нью-Йорк: издание Общества бывших русских морских офицеров в Америке, Инк. Нью-Йорк, №3 1953.  С.27-47.   


Tags: Библиотека, Залив_Ольги, Краеведение
Subscribe

  • Две интереснейшие карты от odynokiy

    Карта Северно-Уссурийского края. 1886г. Карта Ледовитаго моря и Восточнаго океана... 1844

  • ПРОСПЕКТОРЫ ОЛЬГА - ТЕТЮХИНСКОГО РАЙОНА

    Н.В.Колесннков Краеведческий клуб «Тетюхе» г. Дальнегорска ПРОСПЕКТОРЫ ОЛЬГА - ТЕТЮХИНСКОГО РАЙОНА К концу ХГХ века на Ольга-Тетюхинской рудной…

  • Так есть у нас граница?

    Еще раз к вопросу о рыбаках из Северной Кореи. Это видео снято на днях в заливе Ольга, Приморский край. Ничего особенного, просто корейские рыбаки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment