?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
ЧИНОВНИК ПЕТУХОВ (третья часть)
Блель
t_rm



Гибель
Вскоре на смену Временному правительству пришли большевики, но их власть в Приморье продержалась недолго. Выступившие летом 1918 года белые при поддержке чехословаков бескровно разогнали Советы. Однако в Ольге мало что изменилось. В начале 1919 года прибыла призывная комиссия по мобилизации унтер-офицерского состава в белую армию. Но воевать никто не хотел, отказники разоружили и прогнали милиционеров, принявших участие в мобилизации. Так началось крестьянское восстание. Меньшевик Масленников, подогревая страсти, уверял крестьян в том, что повсюду уже восстали, даже Хабаровск и Благовещенск в руках дружинников, а правительственные войска применяют пытки в отношении крестьян: обливают  кипятком, жгут железом. Он нёс подобную чепуху и ему верили. Поднять поголовно вооружённое населения оказалось делом несложным.
   В ночь с 3 на 4 марта 1919 года объединённые отряды дружинников вошли в город Святая Ольга. Единственный постовой милиционер спал, и город был легко взят. Только засевшие на почте люди, теперь уже с новым начальником Т.К. Ильченко, бывшим лесничим, теперь с депутатом городской думы И.Н. Грязновым вновь, как и три года назад, оказали вооружённое сопротивление.




Мебель из дома Н.Г. Петухова.

Не желая терять своих людей, осаждавшие дружинники пообещали, что никто из осаждённых не пострадает, если они сдадутся. После недолгих переговоров почтари сдались.
   Начались аресты. Были взяты: Городской Голова, известный путешественник и исследователь Приморского края, геолог, в прошлом офицер русской контрразведки, подполковник Б.И. Бунин, Начальник Ольгинской почтово-телеграфной конторы Коллежский Регистратор Т.К. Ильченко, Коллежский Асессор Н.Г. Петухов, депутат Ольгинской думы Н.И. Грязнов, другие чиновники, вся милиция, неугодные жители и крестьяне. Всего 18-20 человек.
   Ильченко, отправил телеграмму шифром о возможном восстании ещё 28 февраля, власти Владивостока тут же снарядили экспедицию. После входа военного корабля с десантом в залив Св. Ольги, партизанский штаб решил отправить арестованных в тыл, в деревню Серафимовку. 5 марта все они были убиты на серафимовской дороге в трёх верстах от города при неясных обстоятельствах.
   Прибывший проводить расследование убийства следователь П.Г. Солопов писал так: «…Расправились со всей жестокостью, какая имеет только быть у вандалов, общества уголовных разбойников. Все казнённые зарыты в одну общую яму. Обувь и одежда была у убитых снята и разделена между участвовавшими в убитии. Впоследствии, на некоторых видели вещи убитых».
   По одной из версий началась драка между арестованными и дружинниками, и начальник конвоя приказал стрелять. На месте убийства оказались дезертиры, бежавшие из Ольги. Взятые на месте преступления, они готовы были на всё лишь бы выслужиться. Жена начальника милиции, Елена Малинникова, рассказывала следователю, что арестованных по дороге мучили, били, выворачивали руки. Один из арестованных милиционеров, молодой здоровый парень Иван Комаза, услышав орудийную пальбу боевых кораблей, сказал конвоиру-родственнику: «Слышь, кум, як ваших бьют?». На это тот ответил: « Я тебе больше не родственник. Я дружинник, солдат, а ты арестант» и  замахнулся прикладом винтовки. Иван не растерялся и одним ударом сбил его с ног. Началась драка, одни вступили в борьбу и стали вырывать винтовки из рук конвоиров, другие бросились бежать. Тогда начальник конвоя, Трофим Храмцов, приказал стрелять. Услышав выстрелы, прискакал конный партизанский отряд из шести-семи человек, вероятно тоже дезертиры, и принялся рубить шашками тех, кто пытался бежать. Раненного начальника милиции Малинникова нагнал версты за полторы и дорубил шашкой лавочник из с. Ветки Мартемьян Казаков.
   По другой версии, один из партизан, Н.А. Силин, принёс устный приказ всех расстрелять, исходивший, якобы, от партизанского штаба. Конвой отказался, тогда Силин выстрелил первым и убил Бунина. Намного позже, в 1957 году, по заявлениям бывших партизан Н.С. Соломонюка и Ф.Ф. Кабанова, Приморской прокуратурой проводилось следствие об убийстве геолога Б.И. Бунина. Тогда бывшие участники партизанского движения показали, что приказа штаба не было… Н.А. Силин ставил своей целью убийство в первую очередь Бунина, с целью захватить его документы, где на  картах были нанесены разведанные им месторождения полезных ископаемых, в том числе драгоценных и редких металлов. Позже эту карту видели у брата убийцы, Фёдора Силина, впоследствии известного в СССР рудознатца и геолога. (Интересная деталь – в начале ХХ века именно Б.И. Бунин научил молодого Ф. Силина основам геологии). Так, из корыстных побуждений были безвинно убиты люди, в неподходящий момент оказавшиеся рядом с Буниным, в том числе и Н.Г. Петухов.
   Подтверждает свою непричастность убийств и бывший начальник штаба ольгинский партизан П.А. Коваль. Спустя почти сорок лет, он писал, что  был взбешен этим поступком партизан:
   « - Как так! Кто смел без ведома штаба расстреливать? Там может были и такие, которые совершенно ни в чём не виноваты! Это провокация! Нужно немедленно расследовать и предать суду виновных. Подлецы! Негодяи!»
   Однако, партизаны не поддержали своего командира, было решено никого не арестовывать и следствия не проводить, а в наказание все участники расстрела должны были собрать трупы  и похоронить их. Виновные партизаны, прихватив крестьян из деревни Серафимовки, отправились выполнять приказ.
   Всех похоронили тайно, и место захоронения до сих пор неизвестно.
   Позже один из участников похорон рассказывал своему племяннику, Г.И. Ковалеву, как красный партизан, Степан Алексеевич К., посетовал, что столько видел крови убитых во время Первой мировой войны, но не знает, какого цвета человеческое сало. Он подошёл к телу самого упитанного и разрезал кожу – человеческое сало оказалось жёлтым… Когда могила была зарыта, все сели обедать, Степан К. вынул нож, и даже не помыв его, стал резать уже свиное сало и есть его…
   Внук Н.Г. Петухова, Николай Александрович Петухов, вспоминает: «… у деда был перстень из червонного золота. В нашей семье рассказывали, что этот перстень был снят с пальца уже мертвого деда. Его распилили прямо на пальце. Перстень этот я видел, действительно там был распил и кое-как обработан напильником». Вероятно, что несколько позже, кто-то из участников похорон вернул этот перстень семье.
   Где-то в Уссурийской тайге в безвестной могиле, среди невинно убиенных, лежит и прах нашего героя Коллежского Асессора Николая Георгиевича Петухова, всю свою жизнь честно служившего Вере, Царю и Отечеству и положившего за это свою жизнь. Вечная ему память!
Семья
Как сказано выше, Н.Г. Петухов был женат и имел семерых детей.  После падения белой власти, семья оказалась в Харбине. Видимо, Петуховы сделали это заблаговременно, так как сумели вывести не только все вещи, но и мебель в разобранном виде. Николай Александрович Петухов предполагает, что  выехали они к своим родственникам-китайцам,  но пробыли там недолго и вскоре со всем скарбом вернулись обратно и обосновались во Владивостоке на улице Некрасовской, 70. Там они посадили перевезённые из их сада в Ольге сирень и черёмуху.
    Сохранилась открытка от Агнии Николаевны, без штампа, адресованная неизвестной крёстной: «Дорогая Крёстная! Поздравляю вас с Рождеством Христовым и наступающим Новым Годом. Желаю вам счастья и многие лета. Привет: М.И.Н.П. Крестница Ага. Харбин». Версия о китайских родственниках подтверждается тем, что, по словам внука, дети Н.Г. Петухова бывали в Китае неоднократно и жили там подолгу.

15х21=1.jpg

   Петухов Александр со своей семьёй перебрался в частный дом на Седанке. В 1954 году он перевёз к себе больную мать. Уезжая из Владивостока, Мария Яковлевна попросила сына перенести сирень и черёмуху. В 80-году черёмуха пропала, а от сирени внук сделал отводы, и она растёт в посёлке Седанка по сей день.
    Александр Николаевич Петухов учился во Владивостокской мужской гимназии,  когда он заболел скарлатиной  обучение пришлось прервать.  Несмотря на длительное лечение за границей и проведенную операцию, молодой человек потерял слух. Пришлось забрать сына в Ольгу и нанять для него домашних учителей. Со временем слух вернулся и его отец ходатайствовал перед вышестоящим начальством о назначении сына на службу в почтово-телеграфную контору Св. Ольги. Выучившись на почтово-телеграфного чиновника, он  работал почтовым служащим на Амуре. В советское время окончил строительный техникум и трудился на стройках прорабом. Женился он достаточно поздно в 1937 году. Познакомился Александр будущей женой, находясь в командировке, в городе Юрьев-Польский и был её старше на 17 лет. Но родители невесты отнеслись благосклонно к жениху и они поженились. Во Владивостоке Александр Николаевич повёл свою невесту в магазин, чтобы купить обручальное кольцо и предложил выбрать любое, ей приглянулось самое дешёвое с белым камнем. Оно и теперь хранится в доме их сына, правда камушек потерялся.
   В 1945 году во Владивосток привезли пленных японцев. Н.А. Петухов так рассказывает: «Никто не знал японского языка, потому начались проблемы. Мастера и начальники говорили японцам, что надо сделать, но те ничего не могли понять. И тут мой папа заговорил с ними по-японски и они начали работу. Начальство от удивления раскрыло "сковородники" и вспомнило япону-мать. Вдоволь наматерившись они доверили японцев моему отцу… Работали японцы хорошо, но через какое-то время начали играть в карты. Проигравший должен был зарезать, кого-нибудь из начальства. Убили только одного. Отец отобрал карты и одну колоду принес домой. Долго лежали эти карты у матери в комоде. После она, посоветовавшись со мной, сожгла их.


Медведь, вырезанный японскими военнопленными.

Наступило время отправки пленных в Японию. На память отцу японцы вырезали из дерева медведицу с медвежонком. Так же в семье хранился японский кинжал  по семейному преданию, его тоже подарили отцу благодарные пленные. Отец принес полтора литра спирта и угостил пленных перед отъездом. Он вспоминал, что японцы стояли на коленях и просили не отправлять их на родину. Они боялись, что там их расстреляют. А деревянная медведица с медвежонком, остались на память в семье».
   Все годы Александр Николаевич плохо слышал, видимо сказывалась болезнь, перенесённая в детстве. Во время разговора он всегда прикладывал руку к уху. К врачам Александр Николаевич не обращался, и жене в 1957 году удалось выхлопотать для него пенсию досрочно. Он умер ещё нестарым в возрасте шестидесяти одного года от роду.
    Ничего не известно о его дочерях Ксении и Валентине – возможно, что они умерли в раннем возрасте. Остальные дети Николая Георгиевича Петухова  умерли в России. Сегодня здесь живут его внуки, правнуки, праправнуки. Разбросала их жизнь от Тихого океана до Измаила. Жена Николая Георгиевича, Мария Яковлевна Петухова, одна сумела поднять всех детей. Она прожила долгую жизнь и умерла в ноябре 1960 года  на Седанке под Владивостоком.
Георгий Туровник

Опубликовано:
"Записки общества изучения Амурского края" том. XLIV , Владивосток, 2017, издательство ООО "Рея",
стр. 110-117.


Источники:

Эйсмонт П.С. После революции работал агентом уже советского флота. В 1932 году арестован и расстрелян по делу «Бывших людей».
 Ковалев Г.И. Действительный член Русского Географического общества. Личный архив.
Коваль П.А. Крестьянское восстание в Ольгинском районе Приморской области. Рукопись. 1957. ГАХК ф. П-44, оп. 1, д. 397, л. Назарова Е.В. Материалы о расстреле в Ольге в 1919 году.
Петухов Н.А. Воспоминания. 2016 г.
Суворов Е.А. Главарь по кличке Золотой Зуб. Газета «Владивосток».
Хохлов В.П. Личный архив.

«Далёкий край». Газета. Владивосток. 1916 г. №№ 146, 176.
РГИА ДВ ф.1197. Приамурский почтово-телеграфный округ.
РГИА ДВ ф.702 Канцелярия Приамурского генерал-губернатора.
РГИА ДА ф.1. Приморское областное правление.
РГИА ДВ ф.176. Ольгинская почтово-телеграфная контора.