?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Первый ольгинский священник
Блель
t_rm

Иеромонах Новгородского юрьева монастыря Филарет –
первый священник Владивостокской церкви

Как сказано выше (в ст. «Краткие сведения о первом храме в г. Владивостоке»), постройкою церкви во имя Успения Божьей матери в г. Владивостоке заведовал начальник сего поста лейтенант Е.С. Бурачек. Непосредственное же наблюдение за постройкою церкви Архиепископом Иннокентием было поручено флотскому благочинному судов Амурского отряда иеромонаху Филарету, который много содействовал скорейшему окончанию постройки храма и своими пожертвованиями, и свои трудом. Так, из переписки с лейтенантом Бурачеком, хранящейся в архиве собора, видно, что в первое время иеромонахом Филаретом на построение  Успенской церкви было пожертвовано: а 1861 г. Два быка, 30 рублей и 10 долларов, в 1862 году 10 золотых тес для церкви и столько же золотых на плахи. В отношении от 31 марта 1862 года иеромонах Филарет ясно говорит о своем усердии к построению храма Божия. 

«Не раз слышал от вашего высокоблагородия, - пишет он лейтенанту Бурачеку, - что вами употреблено на постройку храма Успения Пресвятой Богородицы 250 казенных бревен. Я же за эти бревна вношу в казну данную мне вами квитанцию в 100 долларов. Неохотно желал бы сей храм освятить, видя его в долгу и в первый паз  в сих местах, потому что он есть (храм) царицы Небесной. И если сих денег не будет доставать, так прошу вас уведомить меня до освящения храма, чтобы я мог и остальные уплатить».  Кроме того, из приходно-расходной книги, данной иеромонаху Мануилу для записи прихода и расхода остатка денег с 1862 года видно, что иеромонахом Филаретом пожертвовано в разное время на постройку церкви в 1861г. – 17 руб. 73 коп., в 1862 году – 321 руб. 32,5 копейки, всего 339 руб. Представляя при отношении от 8 мая 1862 года лейтенанту Бурачеку счет денег, истраченных на окончание храма и прилагая еще 6 долларов, иеромонах Филарет просит. Бурачека уведомить, сколько в 1861 и 1862 гг. по май месяц пожертвовано доброхотными дателями денег, сколько употреблено в расход и сколько состоит в остатке для представления отчета своему высшему начальству. К сожаления, ответа на эту просьбу, по которому можно было бы судить, сколько всего израсходовано денег на постройку церкви, при деле не имеется.

Кроме денег, Иеромонах Филарет пожертвовал в Успенский собор несколько икон, освященных облачений, церковной утвари и книг, как богослужебных, так и для религиозно-нравственного учения.

Жертвуя сам на храм деньги и вещи, иеромонах Филарет побуждал и других к тому же. Так, письмом от 12-го мая 1862 г. Иеромонах Филарет просил лейтенанта Бурачека, чтобы он ходатайствовал перед высшим начальством о присылке церковной утвари, икон и вещей. Бывших на пароходах «Паллада» и «Диана», хранящихся в Николаевском соборе (на Амуре), во вверенный ему (Бурачеку) пост (Владивосток), дабы этими вещами вполне снабдить храм, как здесь, так и заливе Св. Ольги. (см. примечание).

К сожалению, отношения лейтенанта Бурачека к иеромонаху Филарету не всегда были хороши, по временам лейтенант Бурачек предъявлял к иеромонаху Филарету излишние требования, которые для последнего были оскорбительны и вызывали со стороны последнего горькие жалобы. Так, в отношении от 19 октября 1862 года иеромонах Филарет пишет к Бурачеку: «по распоряжению начальника отряда генерала Лихачева я послан в данный порт для окончания постройки церкви, от Преосвященного Владыки – для освящения оной, а не ради других работ, через которые я был болен несколько месяцев, что и ныне не могу ни дров рубить, ни колоть их, ни носить и печей топить, воду носить, ни пищу варить и чайников кипятить также и грязных лохань выносить. Я не затем сюда прислан, да к тому же и жить в чердаке никак невозможно,  потому что со всех сторон веет ветер, иногда бывает холоднее, чем на дворе от сквозного ветра, да и печь не греет: ее нужно починить и сделать, чтобы можно было пищу в оной варить. Я при моем слабом здоровье этих обязанностей исполнять не могу, на что буду ждать вашего ответа».

Из этого письма видно, что иеромонаху Филарету для житья было отведено худое, холодное помещение и что ему для услуг не было дано денщика, держать которого он, как флотский благочинный, имел право, и что вследствие этого иеромонах Филарет принужден был сам отапливать помещение, готовить себе пищу, отвлекаясь от исполнения своих прямых обязанностей. Вероятно, эта размолвка с начальством побудила иеромонаха Филарета переменить место службы, тем более. Что данное ему поручение – построение и освящение церкви, снабжение ее всем необходимым – было исполнено. После трехлетнего пребывания в г. Владивостоке и двухлетнего служения при построенной и освященной им церкви (1861-1862 г.) иеромонах Филарет в мае месяце 1863 года выехал в Европейскую Россию, оставив по себе память как об устроителе первой церкви в г. Владивостоке и первом ее священнослужителе.  Перед отъездом из Владивостока иеромонах Филарет передал своему преемнику Мануилу пожертвованные им самим деньги в количестве 220 руб. 10 свечей белого воска, 15 фунтов муки, 3 фунта ладана и 1 бутылку церковного вина.

Впрочем, память о себе иеромонах Филарет должна храниться не в одном только Владивостоке.

Обитатели, жившие в гавани Св. Ольги (ныне пост Св. Ольги) во время пребывания там иеромонаха Филарета в свое время свидетельствовали. Что последний (иеромонах Филарет)на свой счет заложил Ольгинский храм в три ряда, в 6 саж. в длину и 3,5 в ширину (приблизительно 12х7 метров (прим. Ред.) и что он, как усматривается из донесения притча Ольгинской церкви камчатской консистории от 1871 г. за № 87, содействовал построению этой церкви своими пожертвованиями деньгами и вещами. Из донесения же священника Владивостокской церкви И. Верещагина видно, что, хотя храм этот еще не освящен, но что он устроен прочно и чисто и что в построении его принимал большое  участие иеромонах Филарет.

Таким образом, иеромонах Филарет может считаться  одним из усерднейших деятелей по устроению не только Владивостокской, но и Ольгинской церквей. Но и по прибытию из Уссурийского края, иеромонах Филарет не позабывал тех церквей – Владивостокской и Ольгинской – в построении коих он принимал такое живое участие. Так, Хозяйственное управление при Св. Синоде при отношении от 30 апреля 1864 года, препроводило в камчатскую консисторию четыре государственных пяти процентных бюджета в 100 рублей каждый, пожертвованные иеромонахом Филаретом в пользу церквей в г. Владивостоке и гавани Св. Ольги. В 1865 г. иеромонах Филарет из Петербурга выслал в Николаевск на Амуре для Владивостокской и Ольгинской церквей значительное количество церковных вещей и богослужебных книг, пожертвованных им лично.

Предпринятые иеромонахом Филаретом труды по устроению означенных церквей, его пожертвования в пользу их, давали ему основания надеяться, что высшее духовное начальство вознаградит его  так или иначе за эти труды. Но надежды иеромонаха Филарета не сбылись: начальство как бы позабыло об иеромонахе Филарете. Поэтому он, уже будучи игуменом незначительного Тораканского Богоявленского монастыря, в бытность  свою в марте 1870 года в Петербурге, воспользовавшись присутствием здесь Митрополита московского Иннокентия, бывшего Архиепископа Камчатского, решился обратиться к сему последнему. Как лично знавшего его по Амуру, с просьбою о вознаграждении его. Митрополит Иннокентий  ответил, что без особого представления о сем в Св. Синод со стороны камчатского Епископа, в епархии которого служил иеромонах Филарет, награждение не может состояться, и посоветовал ему обратиться с просьбою об этом к преосвященному Вениамину, преемнику Митрополита Иннокентия по камчатской кафедре. Иеромонах Филарет последовал этому совету и в мае того же 1870 года вошел с прошением к Преосвященнейшему камчатскому Вениамину о том, чтобы он о понесенных по постройке означенных церквей и по пожертвованиям в пользу их (с приложением списка последних) соблаговолил сделать представление в Св. Синод.

По распоряжению Преосвященнейшего Вениамина консистория камчатская навела подробные справки о деятельности иеромонаха Филарета и об его пожертвованиях. Результатом этих справок стало представление от 10 декабря 1872 г. за № 309 в Св. Синод, в коем представлении Преосвященный Вениамин ходатайствовал о награждении иеромонаха Филарета «за произведенные им пожертвования, но неимению послужного о нем списка тем знаком отличия, какой следует ему в постепенности наград».

Между тем, как наводили упомянутые справки, положение игумена Филарета изменилось: по преклонности лети слабости здоровья он вышел за штат и поселился в Виленском Св.-Троицком монастыре. Здесь он хотя бы имел угол и кусок хлеба, однако, обремененный немощами и болезнями, нуждался в уходе за собою и в лекарствах, средств для сего у него не было, ибо все приобретенное им раньше службою во флоте, он истратил, как он сам свидетельствует, на построение церквей во Владивостоке, заливе Св. Ольги и Японии.

В виду таких стесненных обстоятельств и вероятно, полагая, что поданное в 1870 г. прошение Преосвященному Вениамину не дошло по назначению, игумен Филарет 10-го января 1873 года вторично пошел с прошением к сему Архиепископу об исходатайствовании ему возможного пособия, при помощи которого он мог бы хоть в последние дни спокойно прожить и не перетерпевать тех лишений, какие ему приходится теперь переживать.

Надеждам игумена Филарета на получение какого-либо пособия не суждено было сбыться. Указом Св. Синода от 16 апреля 1873 года за № 1253 на имя Преосвященного Павла епископа камчатского, состоявшимся по поводу представления от 1872 года за № 309 Преосвященным Вениамином игумена Филарета, согласно его прошению, к награде, было признано, что по существующим законоположениям (Пол Св. зак. 1857 г. ст. III УстСлуж. Прав. Ст. 1142 Прод. 1863 г.) «никто не может просить себе награды, но в случае отличия должен ожидать удостоения к награде от начальства, а потому домогательство игумена Филарета о награждении его, как несогласие с законом, оставить без уважения, о чем для объявления ему послать «Вашему Преосвященству указ». Определением камчатской духовной консистории постановлено о содержании означенного указа Св. Синода через литовскую духовную консисторию дать проживающему в покое в Виленском  Св.-Троицком монастыре игумену Филарету от 21 августа 1873 года за № 1455.

Неизвестно, получил ли игумен Филарет уведомление о содержании упомянутого указа, или умер раньше его… Если оно застало игумена Филарета в живых, то, без сомнения, удручающе подействовало на его здоровье, ибо желание игумена Филарета получить награду за свои труды, засвидетельствованные местным епархиальным начальством, было признано за противное закону домогательство.

Во всяком случае из изложенного краткого очерка о деятельности игумена Филарета видно, что хотя ему одному нельзя приписать услуги по постройке церквей Владивостокской и Ольгинской, потому что были значительные пожертвования ни то от других лиц, однако нельзя не согласиться с тем, что игумен Филарет был одним из усерднейших деятелей по построению сих церквей, много жертвовал из своих средств на благоукрашение их, на снабжение, по крайней мере, Владивостокской церкви всем необходимым. В этом заслуга его несомненно велика; велика еще тем особенно, что сделана в отдаленном новозаселенном месте, где нужна была энергичная распорядительность и находчивость в совершении всякого дела и где всякое пожертвование должно было быть признано более ценным, чем в другом месте.

Протоиерей А. Муравьев

Примечание: Залив Св. Ольги был в первый раз посещен русскими в 1857 г. 14-го июня во время путешествия графа Путятина на корвете «Америка»из Николаевска в Печилийский залив, он же, гр. Путятин дал посту и название залива Св. Ольги. В этом заливе, еще до занятия Владивостока останавливались русские суда и между прочими «Гридень», на котором был флотским священником иеромонах Филарет.

«Владивостокские епархиальные ведомости» № 22 от 15 ноября 1910 года