?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
(без темы)
Блель
t_rm

Чисто русская "Америка"

В начале славных дел

Справка «К». Пароходо-корвет «Америка» был построен в Нью-Йорке в 1856 г. Его водоизмещение составляло 554 т, длина — 50,3 м, ширина — 8,6 м. Мощность паровой машины 140 л.с. (при этом имел и парусное вооружение). На борту было установлено восемь орудий. После того, как его купила Россия, «Америка» прибыла на Дальний Восток и была включена в состав Сибирской военной флотилии, базируясь в Николаевске-на-Амуре, в то время главном русском порту на тихоокеанском побережье.
Уже в первое свое плавание в 1957 г. с дипломатической миссией вице-адмирала графа Е.Путятина, следовавшего в Тяньцзинь (Китай), экипажу «Америки» удалось открыть для России две весьма удобные бухты, нареченные именами Святой Ольги и Святого Владимира.



Фото В.В. Ланина, приблизительно 1866 год.

 

На обратном пути, в июле следующего 1858 г., «Америка», выполняя наказ Путятина, зашла на разведку в залив Гверин (в другом написании — Герен) — так тогда назывался Амурский залив, который так нарекли ушлые англичане по имени адмирала, командующего англо-французской эскадрой, которая в русско-турецкую войну 1853-1856 гг. блуждала в поисках добычи в здешних водах, выступая на стороне Турции. Кстати, тогда же они назвали именем британской королевы Виктории обнаруженный ими огромный залив, впоследствии нареченный нашими моряками именем Петра Великого. Другой залив был назван в честь императора Наполеона, известный нам теперь как Уссурийский. Босфор Восточный у них значился как «пролив Гамелена». Волею случая они побывали тогда и в нашем Золотом Роге, присвоив ему название «порт Мей», по имени старшего штурмана фрегата «Винчестер».

...В Амурском заливе экипаж пароходо-корвета «Америка» обследовал устье впадающей в него реки, известной нам как Суйфун, которая спустя более 100 лет, в начале 70-х гг. ХХ столетия, была переименована в Раздольную.

Тогда же пароходо-корвет впервые побывал и в Босфоре Восточном, пройдя вдоль западного и северного берегов острова, известного нам нынче как Русский. Кстати, этот самый большой в заливе Петра Великого остров был известен уже китайцам, которые еще в первой половине ХVIII в. нанесли его очертания на свои карты. Знали о нем до нас и англо-французы, в первой половине 50-х гг. ХIХ в. обозначившие на картах его южный берег. Но только в 1859 г. была впервые сделана его частичная опись, к чему приложил руку экипаж русского клипера «Стрелок», а вслед за ними команда пароходо-корвета «Америка», на борту которого держал флаг генерал-губернатор Восточной Сибири граф Н.Муравьев-Амурский. Он и предложит назвать остров Русским, в честь россиян, исследовавших эти земли. Правда, через несколько лет остров получит новое имя — Казакевича, по фамилии первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала П.Казакевича. Но на протяжении почти 100 последующих лет он будет значиться под двумя именами: и Казакевича, и Русский. И только после 1945 г. он окончательно станет Русским островом.

В октябре 1858 г. русский пароходо-корвет «Америка» выручает попавшее в беду американское судно «Мелита», прочно севшее на мель в Амурском лимане у мыса Пронге. В штормовых условиях «Америка» удачно провела спасательную операцию и, стащив с мели «Мелиту», отбуксировала ее в Николаевск-на-Амуре для ремонта.

Открытие русскими залива Петра Великого

Навигация 1859 г. как для пароходо-корвета «Америка» (с августа 1858 г. им стал командовать капитан-лейтенант Александр Арсентьевич Болтин), так и для Приморья оказалась одной из самых удачных и насыщенных знаменательными событиями. В середине июня 1859 г., возвращаясь из японского порта Хокодате в южные гавани, отряд русских кораблей — «Манджур», «Японец», «Воевода» и пароходо-корвет «Америка», на котором держал флаг и свой штаб генерал-губернатор Восточной Сибири граф Н.Муравьев-Амурский — чудесным образом сделали очередное открытие. С борта «Америки» увидели какой-то берег, а когда обогнули мыс, попали в неизвестный до селе огромный залив, который тут же назвали Америкой, по имени флагмана отряда пароходо-корвета «Америка». На следующий день, 18 июня, была обнаружена весьма удобная бухта, которую по подсказке Н.Муравьева-Амурского нарекли Находкой. «Америка» стала и первым русским кораблем, который встал на якорную стоянку во внутренней гавани залива Посьет. Произошло это вечером 19 июня 1859 г. Так что залив Америка назван вовсе не в честь Соединенных Штатов, как полагают некоторые наши сограждане, а по имени судна, носившего русский флаг.

Между тем, продолжая плавание, русские мореходы впервые нанесли на карту в те дни и ряд других знаковых для нас названий: залив Петра Великого (при этом определив его границы), Амурский и Уссурийский заливы, залив Стрелок, острова Аскольд, Русский, Путятин, бухты Новик и Воевода, полуостров Муравьева-Амурского, бухту Золотой Рог и на ее берегу — порт Владивосток. Именно так! В июне 1859 г., за год до основания поста Владивосток, на картах было уже обозначено имя нашего города. При этом надо заметить, что никто из команды «Америки» и сам генерал-губернатор на берег, где в будущем будет строиться Владивосток, не сходил, а лишь созерцали его из Золотого Рога.

Это уточнение — для тех, кто наслушался баек, повествующих о том, как генерал-губернатор Восточной Сибири граф Н.Муравьев-Амурский наносил исторический визит во Владивосток, а посему, дескать, и полуостров, где расположен Владивосток, носит его имя. Враки это! Никогда граф не был во Владивостоке. Только посмертно, когда его прах доставили из Парижа и в 1991 г. перезахоронили у нас в городе.

По поводу выбранного им места под военный пост на берегу Золотого Рога Н.Муравьев-Амурский в своем рапорте 4 октября 1860 г. констатировал, что «по своему географическому положению Владивосток должен стать главной базой в южном Приморье, а побережье залива Петра Великого и прилегающие к нему земли могут послужить местом для заселения переселенцев».

Вместе с тем необходимо отметить, что строительство военных постов в южных гаванях, и как можно быстрее, диктовалось тогда в первую очередь по военно-политическим соображениям, так как существовала опасность захвата побережья англо-французским морским десантом. И это прекрасно понимал генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Муравьев-Амурский, предпринимая огромные усилия, чтобы предотвратить это.

Кстати. Любопытный факт относительно заселения новых русских земель. Как известно, русские первопроходцы, прежде чем застолбиться в южном Приморье, осваивали Приамурье. К этому времени и относятся нижеследующие события. Дабы заселить низовья Амура, генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Муравьев (тогда еще без приставки «Амурский»), пошел на следующий шаг. Он предложил и получил добро заселять новые земли каторжными уголовными преступниками, около тысячи из которых для этой цели освободили от дальнейшего срока, давая шанс начать новую, с чистого листа жизнь, превратив их в вольных поселенцев. Но в дикой глухомани. Однако уголовники затребовали себе в попутчицы женщин, дескать, жениться хотим, какая может быть без баб житуха?

После раздумий, понимая, что мало найдется сумасшедших особ женского пола добровольно ехать в дикие места, генерал-губернатор нашел выход: на свободу выпустили и женщин, мотавших каторжные сроки. И предложил каждому из уголовников выбрать себе жонку. Но как их венчать, официально переженить эту шайку-лейку, коль под рукой нет священника? Не мудрствуя лукаво генерал-губернатор Н.Муравьев, построив всех попарно, самолично и скрепил их союз: «Венчаю вас, детушки. Будьте ласковы друг с другом. Мужья, не обижайте жен и живите счастливо!». Впоследствии епископ Иннокентий, а куда уже было деваться (?!), счел эти «брачные союзы» и детей, от них наплодившихся, вполне законными.

По итогам плавания 1859 г., которое стало поистине историческим и весьма значимым для Приморья, была составлена и выпущена в свет первая карта залива Петра Великого. В примечании к ней было сказано: «Осмотр берегов залива Америка и гавани Находка произведен пароходо-корветом «Америка» в 1859 г. (...) Берега от мыса Майделя до залива Посьета сняты с английской карты с теми дополнениями и исправлениями, которые произведены пароходо-корветом «Америка» в 1859 г.».

Спору нет, существенный вклад в деле исследования дальневосточных берегов и морей внесли и другие корабли и суда Российского флота. Их имена золотом вписаны в нашу историю. Но сегодня наш рассказ только об одном из них, носившем название чужеземного континента и ярко отметившемся под русским флагом у берегов Приморья.

Нынче в ряде случаев просто невозможно точно сказать, кто и когда дал название той или иной бухте, заливу, острову. Но известно, что многим из них были присвоены имена по инициативе или с одобрения Н.Муравьева-Амурского.

Будни моряков-первопроходцев

В навигацию 1860 г. пароходо-корвет «Америка» впервые посещает Владивосток, который годом раньше с его борта наметил здесь строить генерал-губернатор Восточной Сибири граф Н.Муравьев-Амурский. Нынче на борту судна находился военный губернатор Приморской области контр-адмирал П.Казакевич. Он ознакомился с ходом строительства поста солдатами под командой прапорщика Н.Комарова, высадившихся здесь с транспорта «Манджур» за 11 дней до прихода в Золотой Рог «Америки». Сходив после этого по казенной надобности в Японию, где пароходо-корвет с дипломатическими миссиями уже неоднократно бывал, он вернулся в Николаевск-на-Амуре.

Дальнейшая служба корабля проходила буднично. «Америка» доставляла в строящиеся военные посты солдат и различные грузы, участвовала в гидрографических работах, при необходимости выполняла роль корабля связи. Кстати, с середины 60-х гг. на пароходе-корвете «Америка» набирался морского опыта будущий известный ученый-исследователь и флотоводец, а тогда еще совсем юный Степан Макаров.

Случалось, попадал пароходо-корвет и в передряги, во время одной из которых он только чудом не погиб. Случилось это в марте 1865 г. на Амуре. При взломе льда натиском воды судно сорвало с якорей и вместе с льдинами понесло по реке. Спасение пришло лишь спустя пять часов в виде отмели, на которую его выбросило.

Как «Америка» сдалась озорнику-хулигану

Увы, был и такой факт в ее биографии, который в современной историографии не значится. Опозорил доброе имя трудяги пароходо-корвета ее новой капитан Вешняков. А произошло следующее.

Послужив верой и правдой немало лет во благо Отечества, с июля 1876 г. постаревшую «Америку» перевели в разряд брандвахтенного судна Владивостокского порта. Попутно ее стали использовать для морских прогулок праздной публики в окрестностях Владивостока и о. Русский. В один из таких «круизов» летом 1877 г. и приключился конфуз. Из похода в базу возвращалась канонерская винтовая лодка «Горностай», которой командовал большой озорник и шутник капитан-лейтенант В.Терентьев (впоследствии агент Добровольного флота во Владивостоке, о котором мы уже рассказывали. — Прим.авт.). Увидев в тумане и опознав по силуэту пароходо-корвет «Америка» у острова Русский, Терентьев велел произвести над ней выстрел из носового орудия. Шутки ради. Перепуганный насмерть капитан «Америки» Вешняков, полагая, что попался на прицел какому-то супостату, велел немедленно спустить флаг, что и было тут же исполнено. Так Вешняков, даже не пытаясь разобраться в ситуации и без всяких раздумий, сходу «сдал» корабль на милость победителя. Командир «Горностая» радовался такому исходу шутки как малое дитя. Понятно, что Вешняков обозлился за конфуз и затаил на озорника обиду. При случае он пожаловался на Терентьева командиру порта, благо племянница последнего, отдыхавшая на «Америке», пострадала при этом инциденте: услышав грохот выстрела, испуганная барышня упала в обморок и ее едва привели в чувство. Терентьева отругали за такие проказы, а дело о спуске флага над «Америкой» тихо замяли. Зачем заострять внимание на неприятном, позорном факте и трубить о нем на весь белый свет?

24 декабря 1883 г. пароходо-корвет «Америка» был исключен из списков русского флота. По старости.

И последний штрих. Находясь в отставке и проживая в Одессе, бывший командир парохода-корвета «Америка» капитан 1-го ранга Александр Арсентьевич Болтин (командовал судном с 1858 по 1867 г.), оставшийся неравнодушным к своему кораблю и Дальнему Востоку, на старости лет написал и подарил в 1899 г. Владивостоку картину «Пароходо-корвет «Америка», которая была с благодарностью принята «отцами» города.

Колесный пароходо-корвет с парусным вооружением. Заказан в Северо-Американских Соединенных Штатах П.В. Казакевичем в 1854 г. В 1855 г. спущен на воду в Филадельфии. Водоизмещение - 554 т, орудий - 8. В 1856 г. прибыл в Николаевск-на-Амуре, где уже осенью проводил суда на буксире в Амур (под командованием капитан-лейтенанта Н.М. Чихачева), остался на зиму в Николаевске. В июле 1857 г. с адмиралом Е.В. Путятиным на борту ходил в Шанхай. Во время этого похода были открыты заливы Ольги и Владимира. В 1858 г. (под командованием лейтенанта Н.Я. Шкота) перевез членов русского консульства из Николаевска в Хакодате (Япония), а затем в Тянь-цзинь (Китай), откуда Е.В. Путятин отправился в устье Амура, впервые пройдя пролив, названный впоследствии Босфор Восточный. В 1859 г. (под командованием лейтенанта А.А. Болтина) служил для разъездов начальствующих лиц. Ходил с генерал-губернатором Восточной Сибири Н.Н. Муравьевым-Амурским из Николаевска в Хакодате. В это время с парохода производился осмотр южной части Татарского пролива и залива Петра Великого. 19 июня пароход впервые вошел во внутренние бухты залива Посьета, а примерно через месяц был открыт залив, названный именем судна.

В 1860 г. был включен в состав 27-го флотского экипажа Сибирской флотилии. Находился в плавании между портами Японии и Приморьем, попутно выполняя гидрографические работы под руководством лейтенанта К.С. Старицкого. В конце лета ходил в Аян и Удский край. В 1861-1862 гг. принимал участие в снятии с мели клипера «Гайдамак». В 1863 г. участвовал в гидрографических работах, проводимых у южного берега Приморья под руководством подполковника корпуса флотских штурманов В.М. Бабкина, после чего направился в Нагасаки, где Бабкин со спутниками перешел на "Калевалу", а "Америка" стал на ремонт в док. В 1869 г. пароход еще ходил из Николаевска в залив Чихачева (Де-Кастри) (под командованием лейтенанта Н.А. Наумова). В 1872 г. - в Татарском проливе последним командиром пароходо-корвета был капитан-лейтенант Н.М. Вишняков (1876 г.), а с 1876 г. судно стало на брандвахтенную службу во Владивостоке.

Колесной 8-ми пушечный корвет «Америка», 554 тонны водоизмещения, длина 50.3м, ширина 8.6м, машина в 140 л.с. На этом корвете в 1859 году открыли и описали залив Америка, в советское время переименованный в залив Находка.

Источник: Евгений ШОЛОХ, «Америка»: курсом странствий и открытий, еженедельник "Конкурент".

 

 


  • 1
спасибо, как всегда интересно. хотя, каждый раз читая про освоение дальнего востока русскими, печалишься, отчего тамошние города не стали... как это сказать... твердынями что ли русской цивилизации. В общем, аналогами Питера но с другой стороны страны.

У меня такое ощущение, что освоение ДВ шло по принципу "Гром не грянет- царь не перекрестится". Первая волна осознанного освоения прошла после крымской войны, в 1855-1865 годах. Потом все затихло. Только на Владивосток более-менее обращали внимание. Вторая состоялась опять же после войны, русско-японской, 1905-1910 годы. Тогда за пять лет в приморье было устроено больше 150 новых поселков и деревень. Третья - после Отечественной войны и смерти Сталина, когда после роспуска Гулагов в Приморье разрешили селиться бывшим ссыльным, даже деньги кое-какие давали. Параллельно расширяли военные базы.
Сейчас изображают массовку с АТЭС, но это все херня.

  • 1