?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
600 лет безлюдия. Приморье под тенью "Ляодуньского злодея".
Блель
t_rm
Продолжение.
Начало здесь.
Окончание.

«Когда пути неодинаковы, не составляют вместе планов»

Это высказывание китайского мудреца Кофуция следовало бы взять в качестве девиза правления Ляодуньскому злодею Пусянь Ваньну. Неприятное прозвище «Ляодуньский злодей» чжурчженский военачальник Пусянь Ваньну получил за предательство своего правителя Цзиня Сингхани, которого покинул со стотысячным войском во время нашествия Чингисхана.


Единственный сохранившийся исторический портрет Чингисхана из серии официальных портретов правителей нарисован при хане Хубилае, музей Тайваня


В XII в. кочевые  монгольские племена обитали на территории Центральной Азии. Среди них имелось много отдельных племенных групп, союзов и ханств, которые враждовали между собой. В конце XII века во главе объединения монголов стал Темучжин, известный в истории как Чингисхан. Чжурчжэни и монголы издревле враждовали друг с другом. В ходе начавшейся в 1210 г. войны с Цзинь монголы сожгли и превратили в развалины около ста цветущих городов, в том числе столицы и губернские центры Золотой империи, вырезали почти все их население, увели в плен искусных мастеров.

В 1215 году, когда правитель Цзинь  Сингхани со своим двором, опасаясь монголов, переехал в  Южную столицу (современный город Кайфын в провинции Хэнань, КНР), командующий цзиньскими войсками в Ляодуне Пусянь Ваньну  отделился от империи, объявив себя правителем государства Великое Чжэнь. Девизом правления он выбирает «Небесное благоденствие».

 Однако войны с  соседними чжурчжэньскими губерниями и восставшими киданями, которых поддерживали монголы,  не принесли Ваньну успеха.

Лишившись Восточной столицы  (современный город Ляоян в провинции Ляонин, КНР), находясь во враждебном окружении, Пусянь Ваньну совершает со своим войском, насчитывавшим  свыше  ста тысяч воинов, дерзкий переход на восток, где в городе Кайюань (в настоящее время в этом месте находится город Уссурийск) провозгласил создание нового государства -  Восточное Ся (другой вариант названия - Восточное Чжэнь , то есть, "Восточные [чжур]чжэни") и принимает второй девиз: «Полная гармония» («Безликое единение»). Понятно, что вместе с воинами ушли и их семьи и были уведены рабы, так что в Приморский край и прилегающие территории единовременно переселилось не меньше полумиллиона человек! Новое чжурчжэньское государство занимало территорию трех губерний Золотой империи:  Хэлань, Сюйпинь и Хулигай, что соответствует восточной части Маньчжурии, северной части Корейского полуострова и центральной и южной частям Приморского края.


Приблизительные градицы Восточного Ся

Восточное Ся наладило  дипломатические и торговые связи с Корё. Какое-то время ему удавалось поддерживать мирные отношения с монголами. Оно даже участвовало в совместных с монголами походах против обосновавшихся на территории Корё мятежных киданей. Ваньну заключает в 1219 году временный союз с монголами, в который предусматривал совместные военные действия против Люгэ. Союз монголов и Восточного Ся свидетельствовал о ловкости и хитрости Ваньну как политика, который на длительное время отсрочил гибель своего государства.

Государство Восточное Ся долгое время удерживало свою самостоятельность, и только победы монголов в Корее 1231-1232 года создали все предпосылки для его уничтожения. Монгольский полководец Угэдэй весной 1233 года принял решение об уничтожении Восточного Ся, а в октябре был совершен монгольский поход, возглавлявшийся принцем Гуйю и другими полководцами. Внезапный бросок отборных монгольских войск к границам Восточного Ся и ее стремительный натиск положили конец 19-летниму существованию этой страны. Монголы окружили Южную столицу Чэнцзышань, где в этот период оказался Пусянь Ваньну, и, несмотря на отчаянное сопротивление, город вскоре пал. Ваньну был пленен. В дальнейшем монгольские  "войска  дошли до Кайюаня и Сюйпинь, все восточные земли были умиротворены"


Археологические находки из чжурчженских поселений, сделанные в Ольгинском районе Приморского края: чугунные котлы, каменные ступы, осколки черепицы, железный сошник от плуга. Хранятся в экспозиции Ольгинского краеведческого музея.

Восточное Ся просуществовало  всего19 лет, однако оно оставило глубокий след в истории Приморья.  Бывшее далекой окраиной Золотой империи Приморье стало одной из центральных областей нового чжурчжэньского государства. Поток переселенцев, пришедших вместе с Пусянем Ваньну из губернии Восточной столицы, способствовал быстрому развитию хозяйства. Именно в это время, стремясь защититься от неминуемого монгольского вторжения, чжурчжэни строили на территории Приморья большое количество сильно укрепленных городов-крепостей на вершинах сопок и в горных распадках. Остатками этих городов являются Шайгинское, Лазовское, Ананьевское, Екатериновское и многие другие городища в Приморье. Находки эпиграфических материалов – бронзовых печатей,  эталонных гирь и других предметов с надписями, содержащими указание на девизы правления Пусяня Ваньну на горных городищах Приморья позволили определить принадлежность этих памятников к государству Восточное Ся.


Зеркало с изображением двух рыб эпоха Восточного Ся.

Последствия монгольского нашествия оказались катастрофическими  для народов чжурчжэньской империи. Некогда хорошо обжитые территории превратились в заброшенный край. Средневековый китайский летописец свидетельствует, что на том месте, где стояли города и кипела бурная жизнь, царило запустение и паслись дикие звери. Чжурчжэньские ремесленники и земледельцы вывозились в города-ставки монгольских ханов.  Одно из свидетельств тому -  находки на древнемонгольском городище Дён-Терек в Туве.  Обнаруженные там черепица и глиняные головы драконов  были сделаны пленными чжурчжэньскими мастерами, строившими входную арку буддийского храма  на Николаевском городище Партизанского района  в Приморье.

Территория Приморья  в середине XII века оказалась далекой окраиной Золотой империи. Как сообщала “Цзинь ши” (“История империи Цзинь”, сост. в 1345 г.), здесь, на крайнем северо-востоке обитали "дикие люди удэгай".  Это первое упоминание о непосредственных предках одного из современных малочисленных народов Дальнего Востока - удэгейцах. Когда русские в начале второй половины XIX века появились в Приморье, они не застали здесь никого, кроме немногочисленной группы удэге и манчжуров.

Гольды из верховий реки Уссури. Фото Владимира Ланина. 70-е годы 19 века.

Приморье под тенью ляодуньского злодея

Разорив чжучженское государство, татаро-монголы ушли из Приморья, не закрепив за собой земли. Это была обычная практика чингизидов. Они просто облагали завоеваныые государства данью. Но приморье было исключением из правил. Монголы просто ушли отсюда, забыв о нем. Впрочем, сохранилось странное монгольское предание о том, будто Чингис хан где-то на востоке достиг страны (вероятно, как раз Приморья), в которой со страшным шумом восходит солнце. Шум так силен, что выносить его невозможно, разве только надо бить в барабан, дабы заглушить грохот, и так спасаться. Другие предания говорят, что в этой стране солнце и особенно луна, не желая восходить над горизонтом, так кричат и упираются, что от этого крика гибнет все живое. Чингис хан не знал, как бороться с криком светил, и бежал. Но скорее всего, монголы просто не увидели экономической пользы в обладании этими странами, а, столкнувшись с недружественной природой, и вовсе махнули на них рукой.

Так или иначе, немного оправившись от удара, чжурчжени, прямые предки манчжуров, вернулись сюда. Однако ни городов, ни дорог, ни пашен они уже здесь не строили, используя эти земли и оставшееся здесь аборигенное население как данников и рабов. 

Вот несколько выдержек из статьи заведующей отделом археологии ИИАЭ ДВО РАН Ольги Васильевны Дьяковой.

«После монгольского нашествия тунгусо-маньчжурские аборигены были угнаны в другие места, преимущественно в Маньчжурию, а Приморье и Приамурье оказались слабозаселенными и.

Из китайских источников «Дайцин и тунчжи» известно, что территория Приморья в то время называлась Воцзи, а населявшие ее народы — дунхай-воцзибу, что означает лесные племена Восточного моря. На южном берегу р. Сисэ (ныне Джигитовка, а до 1971 г. Иодзыхэ), согласно «Цзилиньшэн ту» (Карта провинции Гирин (Цзилинь)), располагались стойбища пле-мени ци-я-ка-ла (см.: [Соловьев, 1973, с. 45]). По данным П.И. Кафарова, «словом дацзы китайцы называют тунгусоязычные племена кя-ка-ла… Кя-ка-ла прозябают по Приморью от Владивостока до реки Исэ (Джигитовка. — О.Д.)» (цит. по: [Палладий, Попов, 1888, с. 148]). Японский исследователь Сей Вада, сопоставив разновременные китайские источники, пришел к выводу, что племя ци-я-ка-ла обитало в верховьях р. Иман. По его мнению, это были орочи или удэгейцы Сихотэ-Алиня, которых в период монгольской династии Юань китайцы называли «нюйчжи е жэнь», т.е. «дикие чжурчжэни» (см.: [Соловьев, 1973, с. 41-43]).

Г.В. Мелихов, работавший с китайскими и русскими источниками, связывал компактное проживание тунгусоязычного племени варка с бассейном р. Туманган и с верховьями р. Уссури, прослеживая ареал обитания этого племени к востоку и северо-востоку до морского побережья, включая острова [Мелихов, 19666, с. 95].

Таким образом, опираясь на нарративные источники, все исследователи приходили к одному результату: на территории Приморья после нашествия на Дальний Восток в XIII в. монголов по западным и восточным склонам Сихотэ-Алиня проживали два крупных тунгусоязычных этнических объединения (или союза племен) — воцзи и варка — предки нанай-цев, удэгейцев, орочей.


Типичное оружие манчжуров в 16-19 веках.

Из китайских источников также известно, что при создании чжурчжэнями в начале XVII в. Маньчжурского государства их вожди Нурхаци и Абахай постоянно совершали походы в Приморье для угона населения в Маньчжурию с целью организации из них особых отрядов.

Напомню, что кроме родственных чжурчжэням тунгусо-маньчжурских племен варка и воцзи на территории Приамурья и Приморья проживали нивхи (гиляки) и айны. Известна следующая хронология походов по захвату населения.

В 1607 г. по распоряжению Нурхаци князь Баяла; высокопоставленный начальник Эйду и адъютант Хур-хань с тысячным отрядом выступили против воцзи.

В 1609 г. Хурхань с отрядом в тысячу человек вторгся в округ Хуэ (бассейн р. Даубихэ) и угнал 2 тыс. семей в Маньчжурию. В 1610 г. Эйду с таким же отрядом напал на округ Ялань (бассейн р. Сучан, ныне Партизанская), расположенный на территории воцзи, где захватил более 10 тыс. чел.

В 1614 г. из округов Ялань и Силинь (восточный берег Уссурийского залива) было уведено в Маньчжурию 200 сдавшихся и 1000 плененных семей. В 1615 г. восьмизнаменные маньчжурские войска пошли в поход по двум дорогам на восточные племена. В сражениях было убито 800 чел., пленено 10 тыс. чел. и захвачено 500 семей [Васильев, 1857, с. 26].

8 февраля 1635 г. отряды Убахая и Цзингурдая выступили против племен варка, напали на местность Ниманя (Иман) и захватили более 1000 чел. 15 ноября того же года маньчжурские войска напали на Южное Приморье. Они шли четырьмя колоннами. Первая, под командованием Убахая, двигалась на Эхэй-кулунь и Элэюсо; вторая, возглавляемая Доцзили, - на Ялань, Лилинь и Хуэ; третья, во главе с Чжафуни, -на Акули и Нимань (Баку и Иман); четвертая, под командованием Ушита, — на Нолэй и Авань [Маньчжурское владычество..., 1966, с. 91].

Из захваченных аборигенов были сформированы пять особых рот (нюру), в две из них вошли жители бассейна р. Суйфуна (ныне р. Раздольная), а в три — обитатели бассейна р. Иман (ныне р. Большая Уссурка) [Там же, с. 86].

Однако наибольшую активность в отношении аборигенных племен Приморья проявил маньчжурский император Канси (1662-1722). Им были учреждены поощрительные награды за организацию военных походов. В «Хойдянь шилу» сообщается, что «в первые годы правления императора Канси по всеподданнейшему докладу было разрешено выдавать награды участникам походов по «привлечению» в подданство новых маньчжуров в следующем порядке: за 100 привлеченных семей давалось военное отличие первой степени (Тоудэн цзюньгун), за 80 семей — военное отличие второй степени (Эрдэн цзюньгун), за 60 семей — военное отличие третьей степени (Саньдэн цзюньгун), за 40 семей — военное отличие четвертой степени (Сыдэн цзюньгун), за 20 семей — военное отличие пятой степени (Удэн цзюньгун)» (цит. по: [Рудаков, 1903, с. 372]).

Такие действия маньчжурских властей неизбежно заставляли тунгусо-маньчжурские племена переселяться в более труднодоступные места — на север Приморья и в Приамурье. Тем более что перемещение на новые территории в случае затруднительных ситуаций являлось для тунгусо-маньчжуров традиционной ответной психологической реакцией, ставшей их этнопсихологической чертой. Тому масса примеров. И. Надаров, обстоятельно исследовавший коренные народы Приморья, писал, что все гольды (нанайцы) Северо-Уссурийского края могут быть отнесены к оседлому населению, но это не привязывает их к одному постоянному месту жительства. При ухудшении условий гольд бросает свою фанзу и переходит на другое место, не стесняясь расстоянием, например, из устья Уссури может перейти в низовья Даубихэ (Арсеньевка), а с Даубихэ — на Амур [Надаров, 1887, с. 66-73].»

Эти средневековые походы чжурчженей-манчжуров опустошали и без того малозаселенное Приморье и к 19-веку здесь проживали лишь малочисленные разобщенные группы аборигенов.
Роман Тарасов
Начало здесь